Карта сайта

Да, наши темпы вызывают неуверенность в будущем ...

Да, наши темпы вызывают неуверенность в будущем. Продукты тают с катастрофической быстротой.

Четырнадцатый день похода. Холодное и солнечное утро. После того как перетащили лодки через вчерашний завал, довольно долго идем по чистой воде. Тумнин здесь достигает сорока метров ширины и все так же быстр. Впереди синеют горы, а крутые, сильно разрушенные скалы спускаются к самой воде. Часто попадаются на берегу участки сплошного елового леса, где, несмотря на солнце, темно и сыро. Но обманчивым оказалось это спокойное ясное утро. День принес нам новые испытания на твердость характера.

А случилось вот что.

Очередной завал. Мощный поток воды с силой устремляется на столетнюю лиственницу и перекатывается через ее ствол тонким слоем воды. Мы остановились, чтобы обсудить положение и принять решение. Мы — это экипаж «Рябого». Но удержаться у берега не сумели, не рассчитали силу течения. Ветки, за которые держались, сломались и... байдарку понесло прямо на корневище. Справиться с потоком на таком близком расстоянии от завала уже не было никакой возможности. Лодку развернуло боком и прижало к корневищу. Через борт хлынула вода. Успели выскочить на корягу, но спасти байдарку не смогли: у нас па глазах под водой бесшумно лопнула дека, стрингеры согнулись в дугу. Корму затянуло под бревно, и лодка сложилась пополам. Всплыл ящик с оптикой, закупоренный герметически и привязанный к стрингерам посередине байдарки. Пришлось резать веревки, чтобы его освободить.

Но как вытащить вещи, лодку и как выбраться на берег? Рюкзак, стоявший в середине байдарки, освободить было нетрудно. Однако остальные вещи так прочно засосало в корму и нос, что их не удавалось даже сдвинуть. Юра решил перебраться по бревну на основной завал, но пока он пытался вытащить вещи, сильно промерз и при переходе сорвался. Только с большим трудом ему удалось выбраться из воды: поток с силой тащил под бревно.

Пока мы возились с лодкой, на помощь пришел «Нептун». Перекинули на корягу перила. Теперь можно было безопасно перебраться на островок завала. Вслед за «Нептуном» подоспела и «Торпеда».

Сообща пытались сдвинуть байдарку с мертвой точки, но безуспешно. Пробовали использовать шесты в качестве рычагов, но из этого тоже ничего не вышло. Кто-то предложил разрезать байдарку пополам, чтобы спасти хотя бы продукты. Но это означало бы полную гибель «Рябого», нашего ветерана, прошедшего столько трудных маршрутов, и, кроме того, в дальнейшем сделало бы продвижение по реке просто опасным, так как две оставшиеся лодки оказались бы сильно перегруженными. Юра предложил испробовать последний возможный вариант для спасения «Рябого»: распилить бревно под водой. Если байдарка успеет освободиться из-под пего раньше того момента, когда лиственница налетит на следующий завал, то лодка спасена, если нет..., тогда будем думать, что делать дальше.

И вот последнее движение пилы — и бревно, скрипнув, развернулось по течению, последнее усилие шеста— и оно двинулось. Ура! Байдарка успела освободиться и остановилась у следующего прижима. Но Юре удалось вытащить ее на берег, только разобрав в воде. Результат плачевный: утонули фальшборта, уплыли стрингеры, спинки, сиденья, поломан кильсон, пет двух привальных брусьев и в клочья порвана дека. К счастью, оболочка осталась почти целой.

Удастся ли восстановить байдарку? От этого во многом зависит благополучный исход похода. Продукты сохранились полностью, а в камере даже совершенно сухими. Правда, хлебцы превратились в мокрую массу, и мы их съели в два приема, разогрев на сковородке. И уплыла соль, теперь ее осталось всего около полкилограмма.

С надеждой думаем об избе Тараса. Это зимовье охотника-ороча, которое нанесено на карту и должно быть где-то на нашем пути. Но вдруг Тарас покинул зимовье?

Пятнадцатый день похода. Снова сушимся и ремонтируемся. День солнечный. Вещи еще вчера перетащили немного ниже по течению, где нашли приличное место. Везде много следов медведей.

Наше бедственное положение несколько улучшилось: Юра и Слава выловили привальный брус, спинки и сиденья, обследовав прижим, расположенный ниже места аварии. Но главное — удалось найти и вытащить фальшборта. Они затонули недалеко от злополучной коряги. Пришлось нырять с маской, чтобы их отыскать. Света и я сшиваем деку — этот тришкин кафтан. Пустили на заплаты освободившийся продовольственный рюкзак.

Утром Слава с лихвой возместил вчерашнее поражение: поймал двух тайменей и кету. Теперь живем!

Шестнадцатый день похода. Утро дождливое. Пришлось втащить недошитую вчера оболочку в палатку и работать в пределах весьма ограниченного жизненного пространства. Дека сплошь в заплатах и наклейках.

Володя и Юра собирают каркас байдарки на берегу. Слава чинит спаленную у костра штормовку. Валя ушел со спиннингом.

Дождь перестал, и есть надежда, что облака разойдутся. Ветер гонит и гонит их над лесом. Шумит тайга, шумит вода. То и дело набегают тучи, и дождь косо ложится на прибрежную полосу тайги и на реку. В разрывах иногда появляются голубой кусок неба и солнце, а затем облака снова набегают синей тенью на поверхность реки. Дальние сопки голубеют и тают в тумане.

Семнадцатый день похода. «Рябой» починен. Снова в путь. Сегодня, если не будет частых завалов, должны добраться до зимовья Тараса.