Карта сайта

Девятый день похода. Сушимся, чинимся, одновременно ...

Девятый день похода. Сушимся, чинимся, одновременно загораем и ловим рыбу. Форель продолжает украшать наш стол. Чудесные эти рыбки плавают в прозрачной воде как раз возле того залома, где перевернулась «Торпеда». Сверху их почти не заметно, только мелькают темные спины. А вытащишь рыбу из воды— видно, как красива форель: па боках ярко-оранжевые пятна, красные плавники окаймлены белым кантом.

Два раза попадался ленок. По его голубовато-сере-бристым бокам проходят зигзагообразные красные полосы. Ленок тоже отличная рыба, хотя не может поспорить по своим качествам с форелью.

Десятый день похода. Ночью была гроза, а утром — снова солнце. Преодолели пару завалов, один из которых пришлось обносить метров двадцать по бревнам. Заночевали у тригонометрического пункта. Тумнин с вышки еще не виден, хотя появились поперечные хребты. До пего километров десять. Итак, за два дня мы прошли не больше пяти километров!

Через несколько часов после выхода при прохождении на бечеве сложного участка перевернулся «Нептун». Дело обошлось без поломок, хотя все основательно промокло. Пришлось останавливаться на обед, чтобы одновременно обсушиться.

Вчера Валя подстрелил уток. Нужно было видеть его довольную физиономию! Ничего, мол, другого и не могло быть. Как-никак, занимал первые места в соревнованиях по стрельбе! Правда, подстреленные утки совсем было уплыли вниз по течению. С криком «Перехватывай!» Валентин ринулся за ними. Этот вопль был услышан у палаток. Слава бросился, ломая кусты, «перехватывать», не зная кого и где: то ли медведя, то ли сохатого.

Одиннадцатый день похода. Ларга-су по-прежнему ныряет под завалы. Сегодня их было не меньше десяти. Три пришлось обносить. Тумнин остается недосягаемой мечтой. Валя даже сделал предположение, что Ларга-су и не Ларга-су вовсе и течет не в Тумнин, а куда-нибудь в противоположном направлении.

Двенадцатый день похода. Погода испортилась. С утра лил дождь, и мы промокли насквозь. Ларга-су по-прежнему завалена плавником и деревьями. Сегодня завалы настолько серьезны, что многие из них приходится обносить. Это не слишком приятное занятие, так как берег сплошь зарос травой и кустарником, скрывая кочки, ямы и гнилые стволы деревьев. Разгружаем байдарки только за счет рюкзаков. Иногда лодки протискиваем, притапливая, под стволами, предварительно обрубив сучья. Иногда тащим поверх стволов, через которые перекатывает вода.

Ларга-су, разбиваясь на множество проток, образует островки. Часто такие островки — корни больших деревьев: упало дерево вместе с комом земли и здесь успели вырасти трава, кусты смородины и шиповника.

Но сегодня особенный день: в четыре часа дня мы наконец увидели долгожданный Тумнин. Он встретил нас чистой водой, что породило надежды на лучшую жизнь. Ведь эта река значительно шире Ларга-су, а там, где нет проток, нет и завалов.

Изменился характер берегов. Миновали сопку. Она подходит к самой воде, засыпав берег обросшими камнями. Вода здесь совсем черная. Сильная струя, ударяясь о берег, вырыла огромный омут.

С сожалением проскочили этот омут, где наверняка водятся таймени. Растерзанную голову тайменя обнаружили на берегу. Может быть, выдра устроила здесь роскошный обед?

Несколько раз вспугнули уток. С берега лениво поднялся орлан-белохвост. Сорвалась и скрылась за лесом цапля. Маленькие желтые трясогузки то и дело вертятся перед байдаркой, прыгая по корягам. А завалы все-таки есть. Они реже, чем па Ларга-су, зато серьезнее. Река глубокая, течение быстрое, и если уж завал, то завал фундаментальный. Случается, на добрую сотню метров в беспорядке навалены деревья, вздыблены и расщеплены стволы, торчат корневища. Струя устремляется в завал и как будто пропадает совсем.

Тринадцатый день похода. Всю ночь лил дождь и утром тоже. Надели плащи, но и они не спасают от воды: она затекает в рукава и за шиворот.

Низкий туман плывет над рекой.

В одной из проток увидели кету. Кто-то ударил ее веслом, кто-то прижал к коряге, но кета улизнула. Упустить кету — значит, упустить сытный обед! Внимательно осмотрели протоку и снова обнаружили затаившуюся рыбину. Начали обход с тыла и с флангов. Наконец кета была окружена и поймана. А перед одним из завалов Слава поймал на блесну отличную форель. Итак, сегодня у нас великолепный обед!

По берегам Тумнина начал встречаться хвойный лес. Завалов становится все больше. На одном из завалов увидели медведицу с медвежатами. Она, занятая своими делами, сначала не заметила нас. Но когда байдарка оказалась метрах в двадцати от берега, медведица по чуяла чужих и бросилась на завал, свирепо рыча. Мы, конечно, не стали ждать и быстро заработали веслами, удирая на другой берег.

Вскоре путь нам преградил мощный завал. Его не успели пройти дотемна. Выгрузились на какой-то крошечный островок и заночевали. Ночь выдалась холодная. Вокруг вода. Река течет буквально по тайге, среди бурелома и травы. Вот уж поистине медвежьи углы!