Карта сайта

Тропа после перевала сначала была настолько ...

Тропа после перевала сначала была настолько хорошей, что мы уже надеялись дойти до Ларга-су одним броском. Однако очень скоро она совсем исчезла. Лезем прямо по склону вверх, чтобы обойти бурелом и болото.

Одна из лошадей с трудом преодолевает подъем, застревает в лежащих поперек тропы стволах деревьев, все медленнее карабкается вверх, часто останавливается, не желая идти дальше. И вдруг оседает назад. Понукание не помогает. Отчаянными усилиями лошадь пытается подняться, но падает снова, заваливается на спину, задрав ноги. В растерянности топчемся вокруг. Она лежит, закатив глаза и оскалив зубы. Приготовилась совсем подыхать. Может быть, это ее последнее восхождение на Сихотэ-Алинь? Стаскиваем с нее все вьюки. Володя и Юра берут лошадь за ноги и переворачивают ногами вниз по склону. Дергают за узду, она встает и... спокойно начинает щипать траву. Вот и пойми ее: то ли симулировала из чувства самосохранения, то ли действительно обессилела.

Тропа теряется в мелкой поросли. То и дело среди кочек попадаются глубокие ледяные ключи. Уже никто не обращает внимания на мокрые ноги. На сопках унылые голые стволы: здесь когда-то прошел низовик и деревья погибли.

Шестой день похода. Сегодня утром Афанасий Михайлович обнаружил на склоне, недалеко от нашей стоянки, медведя. Сначала медведь не заметил нас, он увлеченно искал что-то в кустах. Сбросив сапоги, в одних носках, чтобы не спугнуть зверя, Афанасий Михайлович бросился в погоню. За ним Валя и Слава. Не выдержал даже Юра: тоже полез по склону. Однако преследование не увенчалось успехом: медведь убежал. Валентин только теперь по-настоящему поверил, что в тайге действительно водятся медведи, и хочет при случае подстрелить зверя.

До Ларга-су осталось совсем немного. Последние километры — болото, кустарник, огромные кочки. Ноги проваливаются в глубокие ямы, наполненные водой. Горелого леса почти мет. Светлая, прозрачная зелень лиственниц покрывает склоны.

На Ларга-су последний ночлег с проводниками. Дальше— путь на байдарках.

Трава на берегу реки по пояс, стоит сплошной зеленой стеной. Речушка узкая, быстрая, с холодной прозрачной водой. Наши рыбаки Слава и Валя обнаружили, что здесь водится великолепная рыба — форель. К ужину наловили около 20 штук. Сварили из жимолости варенье, испекли оладьи. Одним словом, прощальный ужин удался на славу.

Седьмой день похода. Утром проводники двинулись в обратный путь. Последние напутствия, последние рукопожатия.

Сегодня дневка. Собираем байдарки, делим продукты, чиним, моемся, стираем.

Распределили команды по лодкам: «Луч» («Рябой»)— Юра, Лиля; «Нептун» — Слава, Света; «Ладога» («Торпеда») — Валя, Володя.

Восьмой день похода. Первые сотни метров водного пути. Частично идем на плаву, частично проводим. На реке частые завалы и прижимы. И хотя пет ни порогов, ни шиверов, нужно быть очень внимательным и заранее рассчитывать свои действия, чтобы не налететь на корягу. Из-за быстрого течения (2 метра в секунду) коряги становятся опасными. Ларга-су разбивается на узкие рукава, одинаковые по ширине и скорости течения. Эти рукава легко перекрываются упавшими во время паводка деревьями. Обходить такие завалы по берегу очень трудно: берега густо заросли травой и кустарником, завалены гнилыми стволами.

Прошли всего несколько часов, как случилась авария: «Нептун» сел на корягу, и в дне байдарки образовалась дыра в полметра. Остановились на ремонт. Для починки байдарки пришлось разрезать продуктовую резиновую камеру — наиболеее надежную упаковку для продуктов.

Только успели отойти от этого злополучного места, как произошло новое ЧП. Преодолев крутой поворот, слышим сильный треск, через несколько секунд увидели кувыркающийся в воде полиэтиленовый белый бидончик, потом кусок деревянного стрингера и часть руля.

Бидончик был в «Торпеде», значит, с ней случилась беда. Срочно переправляемся на другой берег, где можно высадиться, и продираемся по кустам к месту происшествия. Так и есть: перевернулась «Торпеда». Байдарка у залома, куда сильно бьет струя, целиком затоплена. Володя и Валя по пояс в воде. Из воды торчит поломанный фальшборт лодки. Света на берегу развязывает затянутые мокрые узлы на продуктовых мешках: пытается спасти наше продовольствие.

Экипаж «Торпеды» (фото В. Гусева)

Экипаж «Торпеды» (фото В. Гусева)

 

Продукты не очень пострадали, в основном промок сахар, часть его находилась просто в ведре. Однако, когда все рюкзаки и пострадавшая «Торпеда» были вытащены на берег, оказалось, что камера с манкой, мукой, гречкой и яичным порошком бесследно исчезла. Все попытки обнаружить ее под заломом не привели ни к чему. Обследование дна реки на расстоянии километра тоже не дало никаких результатов.