Карта сайта

Тропа местами совсем хорошая ...

Тропа местами совсем хорошая. Среди высокой травы рассыпаны ярко-желтые лилии-саранки. Растительность даже здесь, на севере Уссурийского края, очень богата. Кроме лиственницы, дуба какой-то особый дальневосточный клен, голубые ели, которые даже пахнут совсем не так, как наши скромные темно-зеленые елки. Заросли папоротника, кусты красной смородины, бузины.

До переправы через Сала-су не дошли трех километров. Остановились на ночлег в лесу у ключа, затерявшегося в толстой таежной подстилке из мха и хвои. Его совсем не видно, только мох пропитался влагой да кое-

где в лунках отстаивается прозрачная холодная вода. Место самое клещевое. И клещи не заставили себя ждать. Нескольких сняли со штормовок, другие успели впиться, но были вовремя извлечены с помощью йода и бензина. Вечерний профилактический осмотр занял довольно много времени. Кроме клещей одолевают мокрец, мелкая назойливая мошка. Комары по сравнению с ней — сущие пустяки.

Второй день похода. Через поваленные деревья лошади перебираются с трудом. Подъем по-прежнему некрутой, но идти трудно. Ноги то и дело цепляются за сучья, проваливаются между стволами. Высокая трава целиком скрывает лошадей вместе с грузом.

Через Сала-су переправляемся вброд. Часть груза мужчины перетащили на себе, часть перевезли на лошадях.

Скоро должно быть болото, поэтому остановились на ночлег пораньше на берегу реки. Здесь трава не такая высокая и папоротник небольшой.

Третий день похода. Хотя сегодня и воскресенье, вышли довольно рано — около 9 часов. Тропа очень плохая. Сплошной бурелом. Лошади то и дело спотыкаются.

День жаркий. От пота промокают даже штормовки.

В течение часа поднимаемся по склону, поросшему тонкими высокими березами. Место настолько красиво, что даже мы, уставшие и способные смотреть только себе под ноги, восхищаемся. Роща залита солнцем. В высокой траве качаются на длинных ножках оранжевые лилии. Они совсем без пятен в отличие от тигровых, несколько грубоватых и более темных по окраске. Бархатистый цветок раскрывает навстречу солнцу длинные изящные лепестки и сам похож на пучок солнечных лучей.

Снова тайга с корнями, поваленными деревьями и болотом. То и дело раздается стук топора. Это впереди идущие расчищают дорогу: рубят сучья, чтобы лошади не напоролись на них.

На ночлег расположились на холме у ключа. По берегу—кусты смородины, рябины. А вокруг огромные деревья — смешанная тайга.

Четвертый день похода. Ночью был небольшой дождь, но утро прозрачное и ясное. Внизу шумит ручей.

Здесь, у подножия деревьев, ветра совсем не чувствуется. Только высоко, на самой верхушке могучего клена, бесшумно шевелятся листья.

По дороге попадаются следы сохатых. В зарослях борщевника — столовая медведей. Во многих местах борщевник сильно примят и объеден.

Очередной привал (фото В. Гусева)

Очередной привал (фото В. Гусева)

 

Вышли к реке Дчигдони. По правому берегу пройти оказалось невозможно: скалы подходят к самой воде, образуя беспорядочное и дикое нагромождение камней. Пришлось переходить вброд на другую сторону реки, обходить прижимы.

Пятый день похода. Идем на перевал. Лошадям пришлось приспособить шлею спереди, чтобы седла не сползали на хвост. Весь склон густо порос деревьями, и мы не можем посмотреть вниз на сопки и тайгу, по которым шли несколько дней. Зато сквозь ветви где-то внизу просвечивает яркое голубое небо и кажется морем, раскинувшимся у подножия сопок.

На перевале все та же тайга. Начался спуск. И довольно крутой. Пришлось переставить лошадям шлею назад. Им тяжело: устали за длительный и трудный переход, а па последней ночевке плохо ели. Не было трапы. Впереди слышится понукание проводника Да треск сучьев.