Карта сайта

Выбираем удобную площадку и причаливаем ...

Выбираем удобную площадку и причаливаем к левому берегу, чтобы осмотреть окрестности и приготовить обед.

— Командор, в этом районе водятся лоси! — крикнул наш моряк Костя Ефремов, который успел уже разведать близлежащий участок леса.

Мы бросились к нему. На узкой тропинке свежие следы. Нам показалось, что лось где-то рядом, и мы уже чувствовали вкус свежего мяса. Часть группы направилась в одну сторону тропинки, другая — в противоположную. Через час все вернулись в лагерь: кроме лосиных следов, поломанных и обгрызанных веток ничего не удалось обнаружить. Невдалеке от нашего бивака на песчаной косе мы также обнаружили свежие следы. Видимо, лоси приходят сюда на водопой или спасаются здесь на свежем ветре от назойливых комаров.

Посовещавшись, мы решили сделать ночью засаду на лося в районе водопоя.

В засаду с карабином пошел Петр Лукоянов. Отбой сделали пораньше, чтобы шумом не спугнуть чуткого зверя.

Наутро Лукоянов доложил, что засада была безрезультатной: лоси не вышли на водопой. Все были огорчены неудачной охотой. Пока готовили завтрак и укладывали вещи в лодку, Слава успел закинуть несколько раз свой спиннинг. Дюжина хариусов трепыхалась на гальке.

— Василий Иванович, подойдите сюда! — крикнул Слава с того места, где сидел в засаде Петр Иванович.

Я подошел к Славе. Около самой воды было много новых следов лосей, которых не было вчера.

Мы подозвали к себе Петра Ивановича и спросили, не заснул ли он, сидя в засаде. Наш незадачливый охотник признался, что он видел лосей, но не стал по ним стрелять.

— Была очень живописная картина, когда на самой зорьке у воды появились два лося: самец и самка. Я долго наблюдал за ними. Потом подо мной хрустнула ветка, лоси выскочили из воды и скрылись в зарослях кустарника.

Я по достоинству оценил его гуманный поступок, но твердо решил больше на охоту не посылать.

Отчаливаем от берега и заводим сразу оба мотора, скорость 10—12 километров. Несмотря на равномерную работу обоих моторов, приходится постоянно пользоваться кормовой и носовой гребями. Через каждый час происходит смена мотористов и загребных на веслах.

— Смотрите! Впереди лось!—крикнул Сережа Черняк, указывая на песчаную косу, к которой мы подплывали.

Толя Панин схватил висевший на мачте карабин и выстрелил два раза подряд по медленно удаляющемуся зверю. Лось скрылся за кустами.

Я взял у огорченного Анатолия карабин и хотел его разрядить, как по плечу мне хлопнул Саша Сухов и молча указал рукой на берег. Из-за поваленного дерева выглядывала огромная голова с ветвистыми рогами. Я вскинул карабин и, подведя мушку к лопатке передней ноги зверя, нажал на спусковой крючок. Лось вздрогнул и опустился на колени. Мы быстро причалили лодку к берегу и бросились в том направлении, где только что видели лося. Саша Сухов и Слава Елаховский на ходу заряжали свои охотничьи ружья жаканами. Лося у поваленного дерева не оказалось, а галька была густо полита кровью. Значит, лось не мог далеко уйти. Мы рассыпались цепью и стали прочесывать кустарник.

— Стойте, не двигайтесь! Я вижу его! — услышали мы громкий шепот Сухова.

Раздался выстрел.

— Готов! Можно подходить!

Разделка зверя заняла более пяти часов. Решили остановиться здесь еще на сутки, чтобы засолить мясо и закоптить окорока.

— Теперь продуктов нам хватит, и можно спокойно искать Серебряную гору хоть до зимы, — подвел итог Костя Ефремов. А приближение зимы чувствовалось, особенно по ночам, когда температура падала до 10— 12 градусов.

...С каждым днем река становилась все полноводнее. Теперь плывем почти круглые сутки. Остановки делаем лишь для того, чтобы сварить еду. Но однажды отряд вынужден был сделать остановку на целый день. Во время разделки рыбы К. Ефремов уколол костью палец. Рука посинела, распухла настолько, что потребовалось немедленное хирургическое вмешательство. Врач экспедиции лейтенант медицинской службы Сережа Черняк сделал ему операцию. И уже через несколько дней Ефремов мог нести вахту.

На десятые сутки пути началось похолодание. Ртуть термометра упала ниже нуля. Ночью выпал снег. На реке появились закрайки. Резкий ветер пронизывал насквозь. Надели на себя все, что имелось в рюкзаках.