Карта сайта

На следующий день решили осмотреть близлежащие ...

На следующий день решили осмотреть близлежащие сопки и вершины гор. Три группы по два-три человека получают задания по изучению окрестностей. Петр Иванович Лукоянов с Анатолием Паниным должны дооборудовать наш плот.

Слава Елаховский попросил разрешения еще раз попытать свое рыбацкое счастье.

Руководителям групп вручаю фотосхемы Данной местности. Уточняем маршрут каждой группы. Контрольный срок сбора в лагере назначили на 20.00. Пожелали друг другу удачи и разошлись в разных направлениях.

Мы с Сережей Черняком, врачом экспедиции, должны обследовать сопки в направлении к вершине с отметкой 1283 м. До ее вершины не менее пятнадцати километров. Идем по левому берегу бурной речки Люпвеэм. В полукилометре от нашего бивака обнаружили склад металлических бочек. Стучим палкой по бочкам — пустые. Лишь проверив не менее полсотни бочек, обнаружили бочку с бензином. Откатываем ее в сторону и обозначаем большим камнем. Но нужно еще отыскать бочку с автолом. Затрачиваем не менее часа на поиски необходимого нам машинного масла.

Впереди небольшой поселок из пяти рубленых домиков. Видимо, это поселок геологов. Направляемся в сторону намеченной для осмотра вершины. Подъем довольно пологий. Пересекаем лес. Толщина деревьев (в основном это лиственница) не превышает 18—20 сантиметров, хотя по возрасту деревьям не менее 60—70 лет. Удивительно, что в лесу не чувствуется присутствия не только зверей, но и птиц. Поражает какая-то зловещая тишина.

Преодолеваем лесную полосу и выходим на пологий гребень вершины. По пути несколько привалов.

Наконец достигли вершины, которая отмечена тригонометрическими знаками. Значит, здесь были люди и они не могли не заметить наличия серебра наверху не только на этой вершине, но и на соседних. Осматриваем в бинокль окрестные сопки и вершины. На некоторых из них видны туры, сложенные из камней, и тригонометрические знаки.

К 18 часам мы были уже в лагере. У другой группы результаты такие же: на всех сопках обнаружены следы пребывания людей.

Ко мне с видом заговорщика подошел Слава:

— Василий Иванович, пойдемте к реке, я вам что-то покажу.

Мы направляемся к реке. Слава вытаскивает из прибрежного кустарника полный мешок хариусов:

— За восемь часов сто штук!

Я поздравил Славу с удачей и крепко пожал ему руку:

— Твоя рыбацкая честь восстановлена. А наш отряд обеспечен питанием на три дня.

Слава рассказал причину своих прежних неудач: он использовал не того сорта наживку. И только сегодня он разгадал, на какую приманку ловится здешний хариус.

Через час возвращается из разведки последняя группа. Результат тот же, что и у нас.

Остаток дня занимаемся разделкой и засолкой рыбы.

Вечером собрались все вместе. Обсуждаем положение с поисками Серебряной горы. Пришли к единому мнению: сведений для ее поиска явно недостаточно. Здесь нет четкой границы леса. Эта размытая граница представляет собой отдельные лесные острова. Кроме того, граница лесов пересекается не только самой рекой Погынден, но и ее притоками. А их здесь не менее пятнадцати. Пягь-шесть разведгрупп смогли бы обследовать эти пересечения за 30—40 дней. Этого мы сделать не можем.

Приходим к единодушному выводу: считать наш поход рекогносцировочным. Поиски Серебряной горы начать со сборов дополнительных сведений путем изучения литературы и опроса местных жителей.

На следующий день плывем дальше. С каждым днем река становится шире.

Жизнь наша улучшилась. Не только Слава, но и все остальные члены экспедиции научились ловить хариусов и щук.

Большую часть пути идем на моторах.

Любуемся красотами северной природы. Петр Иванович не перестает восхищаться контрастами красок. Он рассказывает нам о картинах Рокуэла Кэнта, Рериха, Сарьяна и других художников, которые любили такие контрасты природных красок. На привалах наш художник делает черновые наброски различных видов.