Карта сайта

Через несколько часов мы готовы начать водное ...

Через несколько часов мы готовы начать водное путешествие. Каждый участник экспедиции, вооруженный веслом или шестом, занял свое место в лодке. По праву капитана я встал у большой кормовой греби. Мой заместитель, Петр Лукоянов, встал к носовой греби. Бурное течение подхватило наше «судно» и быстро понесло вниз. Мы еле успевали отталкиваться от берегов на поворотах, и наш плот нередко разворачивало кормой вперед.

Мимо нас проплывали низкие унылые берега с чахлой растительностью. Огромные тучи комаров вились над нами, лезли в рукава штормовок, садились на шею, покрывали толстым серым слоем спины. Накомарники и диметилфталат мало помогали. В ушах стоял сплошной звон.

Неожиданно лодка с ходу выскочила на мель. Быстро соскакиваем в воду и тянем, ухватившись за стропы.

Опять мель

Опять мель

 

После мели — огромный омут. Вскакиваем в лодку. Чуть замешкался — и в голенища резиновых сапог зачерпнул ледяной воды. Перекаты и мели встречаются через каждые 15—20 минут. Через два часа почти все члены экспедиции были мокрыми, и мы вынуждены были причалить к берегу.

Пока бивачная команда устанавливала палатки, а повара готовили ужин, наш главный рыболов Слава Ела-ховский развернул свои снасти. Он то запускал «кораблик», то размахивал над головой спиннингом. Но рыба не шла на его крючки. Слава старался изо всех сил, однако рыбацкая удача обходила его стороной. Ехидные шутки подзадоривают незадачливого рыболова. Но меня Славина неудача с рыбалкой огорчает по-настоящему.

Слава убедил нас взять из Билибино самое минимальное количество мясных консервов:

— Как только доберемся до воды, я обеспечу вас рыбой. Мой девиз: есть вода — будет рыба!

Но пока мы готовим на ужин суп с мясными консервами. Плывем по р. Погынден уже третьи сутки, но кроме комаров никакой живности здесь пока не встретили. Охотники спрятали свои ружья в чехлы. Слава перепробовал все имеющиеся у него рыболовные снасти и насадки, а рыбы по-прежнему нет. На четвертые сутки пришлось вдвое сократить мясной рацион. Настроение участников экспедиции резко упало.

За последние двое суток мы прошли всего 30 километров, а спать совсем не пришлось. На одном из поворотов реки мы не смогли направить плот по главной протоке и наскочили на торчащую из воды корягу. Лодка внезапно обмякла, и вода хлынула через борт. Мы гребем изо всех сил к берегу и выбрасываем из лодки продукты, спальные мешки, рюкзаки. Но часть продуктов успела подмокнуть, хотя все было упаковано в резиновые мешки. Сахару осталось всего несколько пачек.

Вытаскиваем плот на берег и начинаем ремонтировать лодку. Для предохранения от порывов сшили на нее брезентовый чехол. Наконец последствия аварии ликвидированы.

К концу пятых суток мы заметили, что речка стала меньше петлять, уменьшилось количество перекатов и мелей. Па горизонте показался небольшой массив леса, которому мы обрадовались, как своему старому доброму другу. Нам надоело на привалах собирать для костра мелкие сухие веточки травы кассиопеи. Лесному массиву мы радовались еще по двум причинам. Во-первых, здесь находился склад горючего геологов и мы могли пополнить свои запасы бензина. Во-вторых, согласно легенде Серебряную гору следовало искать на «границе лесов».

Через три часа мы были уже у леса, который рос в устье реки Люпвеэм. На карте в этом месте обозначен домик с пометкой «кораль Люпвеэм». Отыскиваем подходящее место и причаливаем к берегу.