Карта сайта

В УСТЬЯХ - часть 4 - В прошлом удачный зимний лов ...

В прошлом удачный зимний лов рыбы завлекал астраханских рыбаков в предустья и даже в море. Они выезжали из дома на лошадях по льду километров за пятьдесят — шестьдесят от устьев Волги. Разыскав в море зимнее становище осетра, ловцы, как из котла, брали попавшую в сети рыбу. Наловят несколько возов, и часть рыбаков отправляется с уловом в село. Остальные продолжают лов. Жили на чистом льду в войлочных шалашах, которые брали с собой из поселка вместе с фуражом для лошадей.

Лошади рыбаков, или, как их любовно называли, «морские кони», — были очень выносливые и смышленые. Грудь у них широкая, копыта крепкие. Масти обычно буланой. Возможно, таких лошадей привели сюда монголы-кочев-ники, когда первый раз нахлынули из Азии к берегам Волги.

Кроме двух-трех зимних месяцев, эти кони круглый год паслись на свободе, по островам взморья и в степи. К осени они становились настолько дикими, что их ловили арканом. Зато зимой, в буран, по тонкому льду или при опасных переправах — у ловца не было лучшего товарища, чем «морской конь». Нет корма — конь может двое-трое суток почти ничего не есть. Надо сделать по льду за день 100 километров — поезжай на коне смело! Попал в трудное положение, растерялся, — не беда, конь выручит!

Возвращается рыбак домой. Сметливый конь торопится — не удержать. Только льдинки из-под копыт летят. Вдруг при въезде в село на повороте в проулок выкатывается на дорогу карапуз лет трех, прямо под ноги лошади.

Со всего бега конь сам останавливается, точно какая-то невидимая сила всаживает его копыта в землю. Он широко расставляет ноги в разные стороны. И хоть бей его — не тронется с места, пока маленький человечек не убежит в сторону с дороги.

А вот с реки на голый берег взбирается обоз с рыбой. Снега ведь в устьях Волги и на взморье почти никогда не бывает. Песок скрипит под железом полозьев, они глубоко врезаются в грунт. Каждые полчаса кони останавливаются передохнуть. Шея, спина, круп мокры от пота. Бока ходят ходуном. Но понукать коней не надо!

Прошло несколько минут — их дыхание становится реже, ноздри опадают. Кони с новой силой рвут из цепкой колеи полозья саней. Идут резвым шагом по бесснежной, замерзшей земле.

Если же конь почует в море относ льда, он храпит, бьет копытом, ржет, не стоит на месте. Рыбак замечает недоброе, быстро берет в руки вожжи... а править не надо. Особенно в пургу, когда метель закрывает свет. Конь стремглав мчится прямо к тому месту, где разломало лед. Добежал — и с хода, только держись крепче, перепрыгивает с санями на береговой лед с оторвавшегося поля.

Но бывало, что лед ломало посреди стана рыбаков. Часть их оставалась на одной, а часть — на другой льдине. Течение и ветер сталкивают льды. Льдины лезут, как в битве, одна на другую.

Трудно уцелеть в таких условиях. А еще труднее, если льдина с часу на час тает в февральской воде, когда несет тебя на ней в теплые воды южного Каспия.

Как быть?

В давние времена, на войне 1877 года, один из волжских казаков, как передавали старики, придумал средство, чтобы переправиться без лодок через Дунай. Вернувшись на родину и попав в относ, казак и здесь применил этот способ. Когда на льдине нельзя было дольше находиться, казаки убили лошадей. Затем вырезали и вынули все мясо с костями из шкур. Вывернули кожу шерстью внутрь. Края шкуры, около отреза головы, нанизали на острый шпиль, сделанный из санного полоза. Под шпилем, чтобы не проходил воздух, шкуру перетянули и завязали туго-натуго бечевкой от сети. А где были ноги, туда вставили трубки из тростника и тоже перевязали каждую крепко-накрепко веревочками. Через эти трубки ловцы надували лошадиные шкуры. Наконец, когда «бурдюки» — так называли эти пузыри из шкур — были готовы, их привязали с боков саней. Из оглоблей рыбаки сделали весла и поплыли в надежде на счастливый случай. Через несколько дней ловцов подобрала шхуна тюленебойщиков.

В зиму перед Великой Отечественной войной от вос-точных устьев Волги вышла на лед научная экспедиция. В ее задачу входило провести наблюдения над жизнью моря зимой. Надо было пересечь в конце января северный Каспий до островов Колпиных, расположенных около полуострова Мангышлак.