Карта сайта

РЕКА В ПЛЕНУ - часть 10 - Горный кряж Ергени отодвинулся от реки ...

Горный кряж Ергени отодвинулся от реки, и Волга в этом месте разделилась на рукава.

На левом берегу самого широкого из них — Ахтубы, была в XIII веке столица Золотой Орды — Сарай. Отсюда шла на Русь злая неволя.

Вот как о ней поет жёнка, вышедшая из татарского плена:

Глазами гусей паси. Голосом песню пой, Руками пряжу пряди, Ногами дитя качай.

Сохранилось предание, что каждая ступень ханского дворца была омыта потоками слез пленников. Слезы ручейками стекали на сухой песок и уходили в него. Там, глубоко под землей, ручьи слились друг с другом, потекли рекой шире Волги. Текла река слез двести лет, не показывалась наружу. Но в тот год, когда погиб последний хан — жестокий Ахмат, когда распалась под ударами русских Золотая Орда, — река слез пробилась на поверхность и разлилась голубым озером.

С тех пор русские стали находить соль среди Рын-Песков.

Давно уже Ахтуба отделилась от Волги. Она ушла в солончаковые степи. Тенистые деревья, склонившись над нею, прячут Ахтубу от палящего зноя. Реки не видно. Ахтуба мелькнула и скрылась. Только желтоватая зелень старых ив да кудрявые яблони, растущие по берегам, указывают путь, по которому течет к Каспию извилистая Ахтуба. За излучинами реки, на островке, зеленеет щетка пойменного лужка. Рассекая камыши узкой и светлой, как сталь, полосой, Ахтуба вдруг разливается широким озером. По низким берегам стоят, наклонившись над водой, точно любуясь собой в тихих водах реки, старые ивы. Среди них поднимается огромное дерево. Его ветви, в обхват толщиной, торчат в стороны и высоко вверх, а узкие, как метелки, листья закрывают часть неба и далекий берег Волги.

Еще немного вниз по реке — и начинают показываться на бугристом берегу фруктовые сады.

Осенью в ахтубинских садах особый воздух — дышится острым и приятным запахом созревших фруктов. Говорливые девушки отбирают самые лучшие плоды, проворно укладывают их в новенькие белые ящики и малюют черной краской на их боках: «Яблоки „Победа", сорт 1».

Темно-зеленые груши работницы укладывают в широкие корзины. Их грузят в лодки и под буксиром юрких катеров, вспенивающих тихие воды, отправляют в Сталинград.

Ахтубинские дыни, круглые, с розоватой ароматной мякотью или продолговатые с зеленым нутром, сладким, как сахарный сироп, — хотя и очень вкусны, но в Москву, в Горький и на Каму их отправляют немного. В этих городах больше любят ташкентские и чарджуйские дыни, менее водянистые.

Один ученый-садовод XVIII века на вопрос: «Что есть дыня?» — отвечал так:

— Дыни суть некоторый сорт огурцов, а притом несколько благовонны, холодного сложения и водяны.

Волжские арбузы славятся на весь Советский Союз. Илистая почва нижнего Поволжья, жаркое лето и влага, там, где она есть, позволяют выращивать здесь самые сочные и крупные плоды.

Когда Петр I ездил в Астрахань, он по пути побывал и на Ахтубинской пойме. Местное предание говорит, что Петр останавливался в селе Безродном. Он обратил внимание на здешние тучные земли, испытал на себе зной этого края и велел разводить тутовые деревья — белую шелковицу, листьями которой питается крупная гусеница маленькой бабочки шелкопряда. А заодно, рассказывали бахчеводы, вынув осторожно из маленького кармашка черные, плоские, с выпуклым ободком арбузные семена, сказал:

— Вот, сажайте их! Да растите плоды как следует! — и погрозил дубинкой.

Так будто бы с тех пор появились на Ахтубе новые арбузы, много вкуснее тех, что росли здесь раньше.