Карта сайта

РЕКА В ПЛЕНУ - часть 9 - Даже в то время, когда волжские воды ...

Даже в то время, когда волжские воды уже бороздили более шестисот паровых судов и вдвое большее количество барж, а в 90-х годах была построена железная дорога Астрахань — Саратов, грузы, идущие с Каспия и Астрахани на Украину, «переваливались» на пристанях Царицына. Пройдя дешевым водным путем до этого города, груз должен был следовать дальше по железной дороге на" Грязи или на Зверев. Прямого пути с Волги не было.

Теперь рефрижераторы, груженные свежей рыбой в Астрахани, или грузовые теплоходы с солью могут подняться к Волго-Донскому каналу, пройти его, пересечь Цимлянское водохранилище, Азовское море и через Черное море войти в Одесский порт или в Днепровский лиман к Херсону.

Когда-то от Волги до Днепра чумаки шли с волами все лето, а теперь пароход проходит это расстояние не больше семи дней!

Крупная рябь, как сеткой, покрывает Волгу. Громада воды быстро несется к морю. По утрам — красные зори, днем — жаркое солнце. Облака, как исполинские кучи снега, разметались по небу. Волга незаметно меняет свой цвет. Широкие пятна — тени облаков появляются на самом стрежне, а дальше пока еще блестит даль реки.

Утки торопливо летают вдоль низкого берега. Кое-где кряжистые ивы, кивая узкими и длинными листьями, смотрятся в воду. За островами на том берегу светятся, блестя на солнце, озерки. Волга напоила их, а ветер, играя волнами, вышивает белые пенистые узоры на песчаных берегах реки.

Воздух полон особой, невыразимой свежести. Волга опять и опять делает поворот, прижимается к зелени тростников, плещается около песчаного плоского берега и неожиданно снова возвращается к глинистым обрывам Черного Яра.

Здесь река, круто свернув от лугового берега, со всей силой бурного течения каждую весну рушит противоположный берег. Пласт за пластом, как от огромного каравая, Волга отрезает красную глину и заставляет чернояр-цев время от времени переносить свои постройки от реки в степь.

Дальше оба берега Волги — плоские, низкие и почти пустынные. Река течет среди засоленных голых песков. Кое-где приземистая полынь, около кустиков которой видны норы тушканчиков. Есть места, где сплошь растут солянки и верблюжья колючка, да иногда встретится ро-машник, распустивший свои корни под верхним слоем песка.

На одном из песчаных бугров, что тянутся длинной цепью по правому берегу Волги, приютился тихий городок Енотаевск.

В степи, вдали от Волги, лежат, точно покрытые инеем, соляные озера. Южное солнце все лето отнимает у них скудную влагу, и соль оседает сверкающими кристаллами.

Днем здесь, в полупустыне, почти никого не видно. Лишь орел пролетит, высматривая случайно показавшуюся из норки песчанку. Но после захода солнца просыпается скрытая ранее жизнь: бегут на водопой сайгаки, вылезают погрызть травку суслики и хомяки, кот-манул ложится в засаду, чтобы схватить зазевавшуюся пеструшку или тушканчика. Проходит ночь, начинает светать — и все живое поскорее прячется от жары, кто куда может.

На Волге, изобилующей в этих плесах разной рыбой, идет лов. Чуть только на востоке потянутся розовые полосы, как черные поплавки невода дугой отрежут часть реки. Маховое колесо машины, стоящей на берегу, бесшумно мелькает в утреннем воздухе, точно в тумане. Зубчатые колеса лебедки вращают вал. На барабан накручивается канат, который тянет из воды тяжелый мокрый невод. Он медленно двигается к песчаному гладкому берегу, и чувствуется движение уловленной им рыбы. Средняя часть невода постепенно приближается, все выше и выше растет на берегу черная куча поплавков, перемешанная с сетью. Рабочие устанавливают к неводу транспортер. Включается ток, и судаки, щуки, язи, стерляди, подпрыгивая на гибкой движущейся ленте, плывут в холодильный склад.