Карта сайта

РЕКА В ПЛЕНУ - часть 7 - Ергенй — рассеченная оврагами возвышенная равнина ...

Ергенй — рассеченная оврагами возвышенная равнина с крутыми склонами к Волге и с пологими к западу. Они начинаются в том месте, где река круто изменяет свое направление и течет на юго-восток.

Здесь, на гребне горного берега раскинулся Сталинград. У стен города-героя произошло решающее сражение Великой Отечественной войны. Здесь, среди горящих развалин города, «стояли насмерть» советские бойцы. Все было разрушено, сожжено пожаром войны.

После захода солнца яркие огни Сталинграда сверкающими линиями тянутся далеко вдоль крутого берега. Они заставляют вновь и вновь трепетать сердце каждого путника. Здесь, на местах героических переправ через Волгу, приходят на память дни тяжелых испытаний. Команды волжских судов, больших и малых, помогали обороне Сталинграда во время Великой Отечественной войны так же, как и в годы гражданской при защите Царицына. Команда буксира «Сократ», храбро отражая атаки фашистских самолетов, непрерывно перевозила с левого берега Волги горючее защитникам города. Вооруженные пулеметами команды пассажирских пароходов «Парижская коммуна», «Михаил Калинин», пожарного пароходика «Гаситель» прорывались сквозь минные заграждения на реке и бились с врагом, выполняя приказ военного командования. Советские речники, даже на маленьких катерах «Узбек» и «Абхазец», вели себя, как герои, на волжских переправах.

Теперь взор путешественника привлекают гигантские заводы, великолепный Дворец пионеров, новые тенистые парки, обсаженные деревьями бульвары, гранитные набережные, с которых открывается чудесный вид на заволжские дали.

За Сталинградом, немного ниже по течению, там, где в Волгу впадает маленькая речушка Сарпа, начинается судоходный Волго-Донской канал имени В. И. Ленина, открывающий всем судам выход с Волги в Азовское и Черное моря.

Вот вечером перед Волго-Донским каналом встречаются огромный дизель-электроход и самоходная баржа.

Суда подходят к каналу одновременно, но с разных кондов его. Баржа, груженная камским лесом, — со стороны Волги, а пассажирское судно, идущее рейсом Ростов — Москва, останавливается перед шлюзом на Донском склоне.

Судам необходимо подняться и опуститься в шлюзах канала. Баржа должна пройти Цимлянское водохранилище и выйти в Азовское море, а дизель-электроход, соблюдая график движения, спешит в Москву.

Диспетчер, регулирующий движение судов через Волго-Донской канал, пропустит вперед дизель-электроход. Медленно откроются ворота последнего, украшенного аркой, шлюза.

Уже темнеет, когда пассажирское судно, развивая ход, выходит на Волгу. Правый берег реки плывет мимо. На нем виднеется темная зелень, среди которой мелькают стройные ряды цветущих фруктовых деревьев. Под берегом загораются на буйках огоньки.

На Нижней Волге редко стоит тихая погода. Если ветер станет крепче, дизель-электроход начнет немного покачиваться. Капитан судна поднимается в рубку, берет бинокль и глядит в темноту, стараясь различить очертания извилистой линии берега.

— Держать прямо! — не отрываясь от бинокля, командует капитан.

— Есть держать прямо! — повторяет вахтенный помощник. Он тотчас протягивает руку к мраморной доске электроуправления судном.

Щелкает регулятор руля — раз, два, три. На доске загораются лампочки, показывающие положение руля.

Капитан поворотом рычага регулирования скорости переводит ход судна на «средний». Электромоторы начинают вращать гребные винты медленнее. Судно уходит к фарватеру, на середину реки.

Когда впереди покажется и скроется и снова покажется сигнальный белый огонь, капитан опять берется за рычаг. Легкий звук, — через минуту дизель-электроход слегка вздрагивает и идет полным ходом. Справа по борту показывается зеленый огонь, и в рубке капитана раздается звонок телефона. Радист передает:

— Дежурный гидроузла сообщает, что попуск воды сделан: глубина на фарватере должна быть не менее пяти метров.

Капитан кладет трубку телефона и выходит на палубу. Ветер разогнал тучи, и нежный лунный свет скользит по реке. Он колеблется на волнах и затухает вдали, у левого берега. Дизель-электроход режет серебристую гладь Волги. Ярко горят разноцветные огоньки: впереди, качаясь на волнах, с боков, на берегах и даже позади, постепенно скрываясь в темноте.

Огни говорят:

— Ко мне приближаться опасно!

А другие зовут к себе:

— Я огонь перевального столба на берегу. Правь смело на меня. Идешь правильно, главным руслом!

Навстречу, с верховьев Волги, спешат лесовозы, буксиры-толкачи с баржами, спускающиеся на юг в азовские и черноморские порты. За ними — баржи с хлебом, с уральской рудой, сухогрузные теплоходы, вмещающие в свои трюмы столько товара, сколько может войти в два железнодорожных состава, пароходы из Москвы — с машинами, приборами, тканями, инструментами, спешащие в Астрахань и оттуда, через Каспий, в Красноводский порт, чтобы перекинуть свой груз на железную дорогу, идущую в Казахстан, Узбекистан и соседний Китай.

Спускающиеся вниз пассажирские суда проносятся мимо дизель-электрохода, сверкая окнами освещенных кают.

Дизель-электроход нагоняет большой караван, вышедший из Сталинграда в Горький на сутки раньше. Впереди идет танкер с нефтью из Баку, за ним — пароход из Красноводска с грузом хлопка, риса и сушеных фруктов, а позади — рефрижератор с красной рыбой и сельдями из Астрахани. Навстречу ему спускаются баржи-самоходки, пробираясь вдоль правого берега, там, где течение потише.