Карта сайта

РЕКА В ПЛЕНУ - часть 3 - Летом здесь внезапно налетают вихри ...

Летом здесь внезапно налетают вихри — жаркие, сухие. Бывает степь спокойна, на небе ни облачка. Верблюды и стадо курдючных овец медленно бредут к степному колодцу. Не успеют дойти, как вдруг начинается ветер. Несется пыль, сухие стебли солянок крутятся в воздухе. Становится темно от поднятого в воздух песка. Верблюды ложатся, вытягивают голову и шею вдоль по земле. Овцы с жалобным стоном сбиваются в кучу. Пастух бросается ничком, закрывается с головой своим кожухом. Все ждут, пока пронесется самум приволжских степей.

Вихрь умчался — и снова небо безоблачно.

В скором времени через Сталинградский гидроузел в нижнее течение Волги будет подаваться в необходимое время такое количество воды, какого не могут дать современные условия стока. Искусственные речные протоки, наполненные волжской водой, понесут ее, утоляя вековую жажду пустынных прикаспийских степей, врезаясь в глубь Рын-Песков. Плодовые деревья будут -рассажены вдоль этих водяных дорог, и аромат цветущих яблонь сольется с влажным свежим воздухом рек, сделанных руками советского человека.

Если с участка Волги, расположенного ниже плотины, раздастся звонок телефона: «Пустите нам воду! Идет сильно груженый теплоход. Как бы не прихватил отмель на повороте», — то диспетчеру достаточно будет нажагь красную кнопку. Электрический ток мгновенно заставит подняться огромные, как театральные занавесы, подвижные щиты в плотине. И масса волжской воды, ринувшись

Сквозь открытые отверстия, быстро поднимет уровень нижнего участка реки. Грузно сидящий в воде теплоход даст полный ход и смело продолжит свой путь.

Первая снеговая вода стечет в Сталинградское водохранилище. Потом, пройдя сквозь турбины гидроузла, покатится дальше к Каспийскому морю.

В это время на взморье волжские рукава еще покрыты тонким льдом. В море, приближаясь к устьям Волги, как подводные лодки, начнут собираться белуги. Обгоняя их, жирные белорыбицы пробуют заходить в самые устья. А севрюги и осетры, изгибаясь на плаву, еще только появятся в дельте.

Соберутся рыбьи стаи за морскими песчаными россыпями, повернутся все, как одна, головами против речного течения, процедят «зимнюю» воду сквозь розовые жабры и будут ждать. Только самая древняя, лет семидесяти, белуга рванется с места. Сильно двигая хвостом в воде, она быстро поплывет к устьям. Выбрав самое глубокое русло, широко расширив жабры, точно пробуя пресную воду, белуга войдет в Волгу.

За ней последует первый белужий косяк. Тогда отличные пловцы — белорыбицы, обгоняя по боковым рукавам Волги белуг, поплывут вверх по реке.

Остроносые севрюги и толстые осетры, подойдя к самым устьям позднее белуг, остановятся на время в пред-устьевом пространстве Каспия.

Но когда снеговая вода докатится до моря, тогда косяки севрюг, растянувшись на несколько километров, устремятся в Волгу. Туда же поспешат осетры, обгоняя севрюг, точно предчувствуя свой более далекий путь на места, где вывелись из икринок сами.

И поплывут «проходные» рыбы на свои места икрометания, кто по дну, кто в толще воды. Сначала по мелким и крупным рукавам дельты, а потом по Ахтубе и самой Волге...

Рыбы почти нигде не будут останавливаться. Они доплывут до Сталинградского плеса и . . .

Здесь гидроузел. Дальше, вверх по реке, проход им закрыт!