Карта сайта

РЕКА В ПЛЕНУ - часть 2 - Когда-то и в Нижнем Заволжье

Когда-то и в Нижнем Заволжье стояли глухие леса.

Чтобы посеять хлеб, надо было «сводить» лес. Дуб в два обхвата рубили топорами несколько дней подряд. Потом каждый пень корчевали. Как кроты, подрывали под ними землю, перерубали корни. Жгли и расчищали кустарники, валили лещину, рябину, крушину, боярышник. Вывозили срубы на лесную полянку, ставили избы. И только тогда принимались пахать землю.

Когда земля была вспахана, надо было ее боронить-Крестьянская борона того времени делалась очень просто. Сколотят из жердей решетку, скрепят ее еловыми брусками, заклинят в бруски деревянные зубья — вот и готова борона.

Несколько столетий русский крестьянин так обрабатывал узенькие полоски-наделы принадлежащей ему пашни. Он не пахал, а скорее ковырял землю. Плохо обработанная пашня давала мало хлеоа. Вырастет пшеница редкая, колос короткий, зерен в нем мало. Свезут с полей, обмолотят цепами, посмотрят хлеборобы — даже до нового урожая не хватит.

Бывали годы, когда совсем плохо родился хлеб. Посеют, а дождей нет. Месяцами тянулась засуха. Даже ночами стоял зной. А днем дул с пустыни ветер-суховей. И без ветра чуть-чуть держался колос, а тут уж совсем засыхал. Наступало время жатвы, а на полях чернела голая земля, и только отдельными бурыми клочками торчали засохшие колосья. Нет влаги и неоткуда ее получить!

Немного лучше дело обстояло с бахчами и огородами. Для поливки овощей устраивали несложные водоподъемные снаряды — «чигири». По окружности деревянного колеса, величиной в рост человека и выше, натягивалась веревка с бадейками. Это колесо прикреплялось к валам с шестерней таким образом, чтобы оно поворачивалось вокруг своей оси.

— Цоб, цобе! — кричал белоголовый малец, громко хлопая кнутом-

Пара круторогих быков, толкая друг друга, торопливо делала несколько шагов. Огромное колесо, несколько погруженное в воду, жалобно поскрипывая, начинало вертеться. Бадейки, ныряя в проток реки, постепенно наполнялись на одну треть мутной водой. Потом, расплескивая драгоценную жидкость, бадейки поднимались при обороте колеса кверху и, опрокидываясь над желобом, выплескивали в него воду.

Отсюда желанная влага растекалась по канавкам, орошая бахчи и сады.

За годы Советской власти сильно изменилась природа этого полупустынного края. Выросли крепкие колхозы и богатые совхозы, мелиоративные станции. Совместными усилиями люди обводнили и оросили большие участки засушливой земли.

Построено несколько искусственных водохранилищ, собирающих весной полую воду и сохраняющих ее жарким летом. Проведена большая сеть оросительных каналов, несущих воду на поля и бахчи. Но голод на воду не устранен полностью. Тысячи гектаров плодородной земли ждут воду, чтобы дать обильные урожаи пшеницы, арбузов, дынь.

После сооружения Сталинградского гидроузла волжская вода будет направлена на орошение полей. Насосные станции поднимут воду по трубам, а затем к искусственным водоемам, оросительным каналам, дождевальным установкам на колхозных полях, в садах, огородах.

Тогда пшеничное поле, как море, заколышется под степным ветерком. Зазеленеют рощицы в балках.

Водоотводные каналы правильными линиями рассекут всю степь. Они, как новые протоки Волги, будут выделяться среди волнующихся хлебов, скрываться за рядами дубков, посаженных около них, и снова показываться на горизонте.

Сильный сухой ветер, губивший всю растительность, будет ослаблен. Зной, сжигающий дотла ковыльные степи Заволжья, лишь ускорит рост всех хлебов и хлопчатника, Произрастающих на увлажненной почве. Живая струя Волги, направленная волей народа на орошение сухих степей и полупустыни, изменит всю природу Заволжского края.

«Земля, — как сказал А. М. Горький, — это поистине наша земля. Это мы сделаем ее плодородной, мы украсим ее городами, избороздим ее дорогами, создадим на ней всевозможные чудеса».

Между Волгой и рекой Уралом иногда из-за снежных буранов нельзя двигаться по степи. Жгучие морозы с ветром точно давят к земле все живое. Даже сайга — антилопа наших Рынь-Песков — и та зимой подвигается поближе к волжской дельте.