Карта сайта

ВЕЛИКОЕ ХРАНИЛИЩЕ ВОД - часть 8 - Совсем иное было на Волге ...

Совсем иное было на Волге в старые годы, когда на пристанях работали только артели грузчиков. Лучшими грузчиками считались саратовские и казанские, последние — почти исключительно татары. Эти люди, крепкие как вековые дубы, могли поднимать и нести на спине груз в сто пятьдесят килограммов, придерживая его длинным железным крюком.

Весна ... На Волге открылась навигация. Пароходчики торопятся перевезти товар, принятый от своих постоянных отправителей. К товарной пристани крупного волжского города буксирный пароход подвел баржу. Надо срочно перегрузить мешки с зерном из баржи в вагоны, стоящие вблизи пристани на путях железной дороги.

На товарной пристани четыре артели. Кому работать? Мечут жребий. Старосты артелей кладут в шапки пятаки. Каждая артель имеет свой, особым образом надкусанный пятак. Затем, сильно встряхнув медяки, старосты закрывают ладонями шапку и подают ее нанимателю, чтобы тот вынул пятак. Чей пятак — та артель и работает.

Крючники кладут себе на спину по пятипудовому мешку, поднимаются из трюма баржи по доске на палубу, а с палубы бегут по гнущимся сходням на берег. Работа начинается с рассветом и кончается после захода солнца. В сумерки артель разводит на берегу костер, чтобы варить кашу, а староста идет в контору к купцу за расчетом.

Осторожно отворив дверь, староста останавливается у порога. Купец, не глядя на грузчика, щелкает счетами. Молчание. Потом купец достает деньги и говорит, показывая на счеты:

— Вот получи, по 30 копеек на брата!

— Помилуй, ваше степенство, восемнадцать часов таскали мужики.

— Нет, не дам больше. Не прогневайся. А ежели что... дам заработать другим.

Разговор окончен. Староста сгребает со стола деньги и, поругиваясь про себя, идет к артели. Надо поесть, соснуть до четырех часов следующего утра и разыскать для артели работу.

А над Волгой, точно разрезая весенний шум половодья, согласно звучат голоса грузчиков какой-то артели:

Эй, ухнем! Эй, ухнем! Еще разок! Еще раз!

Разовьем мы березу, разовьем мы кудряву.

Ай, да! Ай, да! Ай, да! Эй, ухнем! Эй, ухнем!

Теперь роль работников порта сводится к управлению механизмами, которые почти целиком заменили физический труд. На укладке груза в штабели в складах работают машины с захватами-вилками, наподобие слоновых бивней. Эти вилки при помощи особого подъемного устройства поддевают груз с земли. Машина-погруз-чик поднимает и кладет первый ряд тюков. Так же укладываются остальные ряды, пока весь груз не будет уложен в штабель правильной формы.

Перегрузка производится не только на берегу, но и «на плаву» — на воде, плавучи^ краном. Верхняя половина этого крана всегда наклонена над водой в сторону, обратную той, где установлены поворотные стрелы. Это необходимо, иначе при подъеме какого-нибудь очень тяжелого груза кран может перевернуться. Погрузка баржи при помощи плавучего крана продолжается не более часа, а пассажирского судна — не более получаса.

Высадив пассажиров, сдав срочный груз, дизель-электроход проходит мимо набережной. Сторожевые буи, точно живые, покачивают своими заостренными верхушками.

Вдали, где голубое небо как бы сливается с водой, появляются белые паруса. Это яхты спортсменов. Одна из них несется впереди всех. Яхта накренилась набок так сильно, что кажется, еще немного — и парус ляжет на воду. Но вот ее обгоняет другая. Яхты сбиваются в группки, как встревоженная стая чаек, и уже нельзя решить, кто первый подлетит к сигнальному буйку — конечному пункту дистанции.