Карта сайта

ВЕЛИКОЕ ХРАНИЛИЩЕ ВОД - часть 5 - Кое-где, у самых берегов ...

Кое-где, у самых берегов, попадаются голые песчаные «полянки». Это, наверное, весенний лед, как плугом, вырвал с корнем все водные растения. Дальше — густое переплетение подводных трав, бесчисленные водоросли, перерабатывающие под действием света растворенные в воде вещества. Здесь привольное житье не только всевозможным рачкам, но и рыбам.

Весь этот мир растений и животных стремительно развивается весной, лишь только с поверхности к нему проникнет согретая солнцем вода и свет. Первыми открывают весенний сезон желто-бурые диатомеи — мельчайшие водоросли с узорчатой оболочкой в виде пропитанной кремнеземом раковины. После них, несколько позднее, сине-зеленые водоросли дают такое многочисленное потомство, что вода в портах прибрежных городов Куйбышевского моря делается синевато-зеленого цвета или почти совсем синей.

Одновременно ракообразные, в том числе дафнии и циклопы, заполняют теплые слои воды и служат пищей молоди всех рыб, даже хищных. Ведь мальки белуги, ненасытного сома, прожорливых окуня и щуки — все они до того времени, пока не вырастут, питаются водорослями и рачками.

«Мирные» рыбы — стерляди, карпы, лещи, караси — всю свою жизнь иной пищи, как мелкие животные и растения, почти и не пробуют.

Многие рыбы откладывают икру на затопленные кусты, остатки прошлогоднего камыша, осоки, тростника. Если уровень воды понижается, эти растения оказываются над поверхностью воды, — отложенная на них икра может обсохнуть. И каждый зародыш, сидящий в икринке, как цыпленок в яйце, конечно, должен погибнуть.

Чтобы этого не случилось, заранее изготовляют тысячи связок из мелких прутьев и веток, распущенных, как веники. Затем к скрепленным бревнышкам рабочие прикрепляют по нескольку связок прутьев так, чтобы они не касались дна водохранилища и не всплывали на его поверхность.

Вызывают катер с плашкоутом и быстро расставляют на якорях эти плавучие нерестилища вдоль берега, на несколько десятков километров. Ставят их так, чтобы даже крупная волна при сильном ветре, идущая из центральной части водохранилища, не могла их сбить.

Пройдут сутки-двое, и все ветки искусственных нерестилищ будут, как бисером, осыпаны живой икрой.

В Куйбышевском водохранилище наши рыбоводы не только помогают размножаться «старожилам» — судакам, лещам, сазанам, — но перевозят и выпускают в воду псковского снетка, серебряного уральского карася и амурского толстолоба. Эти «переселенцы» приспособляются к жизни в водохранилище и привыкают к новым условиям среды.

Скоро здесь будут жить совершенно новые, уже созданные советскими рыбоводами породы рыб.

Много труда и времени затратили ихтиологи, чтобы вывести гибриды от скрещивания осетровых, обитающих в Каспийском море и только на время икрометания появляющихся в Волге, со стерлядью — рыбой, постоянно обитающей в пресной воде. Эти новые рыбы похожи по своему наружному виду на стерлядь. Однако гибриды растут и прибавляют в весе гораздо скорее, чем стерлядь.

Но, кроме гибридов, в водохранилище еще изредка попадаются крупные белуги и осетры.

Осетровых в водохранилище осталось немного, но все-таки они могут попадать в сети, пока их не выловят рыбаки.

С наступлением осеннего похолодания вся жизнь бесчисленного населения водохранилища постепенно замирает. Зимой только в глубоких котловинах дна бьется замедленный пульс жизни водных обитателей, еще с осени покинувших прибрежную часть «моря». Ранней весной они снова направляются поближе к береговым зарослям, где много света и тепла в воде.

Лес широким полукольцом охватывает Куйбышевское водохранилище. По низине его берегов кудрявые ивы по-прежнему купают свои пепельно-серые листья в волжской воде. Чередуясь с темными стволами ольхи, поодаль стоят светло-зеленые тополя. А еще дальше от берегов зеленеют стройные сосенки.

Пересекая мокрый луг, насторожив мохнатые уши, к берегу водохранилища подходит рогатый лось. Здесь его не тревожит ни лай собак, ни выстрелы охотников. Может быть, он посмотрит вдаль, на горный берег, куда переплывал много лет назад. Нет! Природное чутье не обманет: теперь не доплывешь. Он повернется и медленно уйдет в лес.

Мелькнет на его пути полянка с цветущими фиалками и белыми колокольчиками ландышей. Встретится величавый дуб, в дуплах которого днем прячутся летучие мыши. Покажутся стройные липы, одетые густой шелковистой листвой, и светло-серые клены, раскинувшие свои лапчатые листья на красноватых черенках.

За ними неожиданно встают стройные ряды яблонь, груш, вишен в колхозных садах. Где-то звенят зяблики и малиновки.

А там, на мелких притоках водохранилища, заросших тростником, видны «домики» ондатры — пушистого темно-коричневого зверька. Эти жилища сложены из болотных растений и похожи на маленькие стожки сена.

Еще в двадцатых годах советские звероводы, любуясь шкуркой ондатры, задавали вопрос ученым-зоологам:

— Нельзя ли ондатру расселить у нас в СССР?

— Если основательно над этим поработать, — отвечали зоологи, — то можно. Ведь климат Сибири, например, с его холодной зимой и жарким летом похож на климат Канады — родины ондатры.

Вначале этих зверьков поселили в северных областях Советского Союза. Здесь ондатра прижилась. Потом ее переселили в более южные районы — в Казахстан. Постепенно ондатра приспособилась к новым для нее условиям жизни. Везде она стала быстро размножаться.

Темно-коричневые шкурки ондатры исключительно красивы. Они похожи на мех котика, живущего на островах в северной части Тихого океана. Пушистая шкурка ондатры так же отлично сохраняет тепло, как шкурка белки, но она крупнее, прочнее и красивее.

Советские звероводы переселят в густые заросли у реки и восточную норку, похожую на хорька. Она найдет убежище по берегам мелководных лесных речушек и даже ручьев. Хороший пловец норка ловит рыбу и грабит гнезда водоплавающей дичи. Поймает норка добычу, наестся и лижет, причесывает свою блестящую темно-бурую шерстку.