Карта сайта

В ВЕРХОВЬЯХ - часть 3 - И к лучшему ...

И к лучшему — такие острова все-таки мешали судоходству, особено в ночное время.

Теплоходам, направляющимся в Москву с грузом Нижнего Поволжья, приходится бороться с волнами Рыбинского моря, а иной раз и отстаиваться у Рыбинска.

На те суда, у которых по борту есть вывеска «На Москву», грузятся мука, зерно, соль, руды металлов и др. В трюмах других судов, отправляющихся вниз по Волге, находятся краны, станки, комбикормы, земснаряды и спички.

У Рыбинска мощная гидростанция и судоходный шлюз.

Весной 1941 года к этому шлюзу впервые подошли пароходы с нижнего Поволжья. Они блистали яркой белизной. Окна кают сверкали на солнце при каждом повороте. Линия, отмеченная цветной полосой вдоль борта пароходов, то показывалась, то снова исчезала под водой, — так тяжел был груз с дальнего Каспия. Один за другим заплывали громадные теплоходы и пароходы в просторную, полутемную камеру шлюза. Черные полотнища ворот шлюза медленно заметали их пенистые следы. И тотчас вода, наполняющая шлюз, как огромный аквариум, начала поднимать груженые суда все выше и выше. Когда уровень воды в шлюзе и водохранилище сравнялся, тогда медленно раскрылись вторые ворота шлюза ...

Пароход идет из Москвы, оставляя позади себя серебристые струи Рыбинского водохранилища. Оно плещется, движется. Легкие воронки появляются на его поверхности, они точно бегут вслед за пароходом и потом исчезают за кормой.

Над водным простором веет приятной свежестью. Стайки чаек с криками носятся над нарядным речным вокзалом, над подъемными кранами и огромными строениями на берегу, около которых на реке покачиваются готовые к работе землесосы и гидромониторы. Ниже Рыбинска Волга теперь полноводна и в межень, когда устанавливается летний постоянный уровень воды.

Бывало, до постройки гидроузла, река летом так мелела, что ни один буксирный пароход с баржами не мог «проскочить» через здешние перекаты. А теперь достаточно «попустить» — как говорят эксплуатационники — воду из Рыбинского водохранилища и путь делается вполне проходимым для всех большегрузных судов.

Течет Волга ниже Рыбинска по широкой равнине сквозь еловые таежные леса, разрезая холмы и моренные гряды, заливая весенней водой низины с торфяными болотами. По иному болотцу, где растут клюква, пушица, багульник, идешь без боязни провалиться, наступая ногами на мягкий мох — «кукушкин лен». А по мокрому, торфяному — почти невозможно проползти. Ступишь, попробуешь — и чувствуешь, как под рыхлым покровом хлюпает вода. Схватишься за корявую сосенку — да скорее назад в ельник!

Лес, густой еловый лес. стоит, не шелохнется по обоим берегам Волги от Рыбинского моря к Ярославлю и Костроме. Птиц в нем почти не видно и не слышно. Только иногда цыкнет сойка или застрекочет испуганная белкой вертлявая сорока. Тетерев боязливо клюет мелкие камешки на полянке. Когда толстый барсук бежит мимо, возвращаясь в свою нору, косач шумно взлетает на березу.

Почва здесь подзолистая или суглинистая. Получишь хороший урожай, если дашь удобрения, особенно известковые. Холодного времени в году много, а тепла мало, лето часто бывает нежаркое. Замолчит кукушка, — замечай, что дело пошло к осени. Теперь жди вешнего тепла лишь тогда, когда грач прилетит, когда соловьи засвищут в прибрежных зарослях пепельной ивы.

Однако и прохладный климат и неистощенные суглинистые почвы — все это как раз необходимо для хорошего роста русского льна — наилучшего во всем мире. Здесь, по левому берегу Волги, со стародавних времен разводят лен. Два с лишним века назад возникла в Ярославле первая и единственная фабричка по выделке полотна, а сейчас ...

Из этого старейшего волжского города, основанного Ярославом Мудрым, плывут вверх и вниз по реке суда, груженные тяжелыми автомобилями, дизелями, каучуком, шинами, резиной, красками и тканями.

Если случится вам сесть на пассажирское судно, отправляющееся из Костромы вниз по реке, пройдите по верхнему балкону палубы, устройтесь на белой скамейке над кормой, и вскоре вы увидите громадные здания заводов и комбинатов, сильно изменившие прежний облик древнего волжского города. Бывалый волгарь вам расскажет подробно и с любовью о чесальных и прядильных машинах, о станках-автоматах, заменивших собой трудное кустарное прядение при помощи ручных прялок, и о том, сколько будет выпущено новых видов тканей в течение семилетки.

— А теперь, — скажет он, — взгляните на далекие зеленые холмы. Мы подходим к Плесу. Здесь река спокойно течет среди высоких берегов. Тонкий мастер пейзажа Левитан запечатлел в своих картинах «После дождя» и «Вечер» природу этих мест.

Богатство здешнего края — лес. В старые годы постройку деревянных судовых корпусов, барж и белян первыми начали жители города Юрьевца, расположившегося при впадении р. Унжи в Волгу.

От них переняли это занятие соседние села, за ними следующие, вниз по течению Волги. Так вплоть до Нижнего Новгорода, теперь города Горького, население этих сел и городков занималось постройкой водоходных судов. Катунки, Городец, что стоит над Волгой на высокой горе Оползень, село Копосово, куда даже каспийские рыболовы приезжали заказывать мореходные суда, Балахна и знаменитое Сормово — все это были «гнезда» строителей речного, а иногда и морского флота. Когда Петру I в 1695 году понадобился для Азовского похода военный флот, он приказал строить суда в Балахне и Нижнем Новгороде.