Карта сайта

В ВЕРХОВЬЯХ - часть 2 - Волга шумно плескалась ...

Волга шумно плескалась. Во время дождей река увеличивала скорость течения. Ее струи с силой били в преграду, пробивались сквозь щели между камнями, бушевали, ударяясь о них. И, перепрыгивая через заграждение, крутились, как в вихре.

Холодные воды Селигера, речки Вазузы, мощные струи порожистой Тверды как бы спешили на подкрепление Волге. С новыми силами Волга неистовствовала, клокотала и дробилась в мелкие брызги.

Мелькали дни, проносились месяцы, — протекли четыре года . .. Плотина, перегородив Волгу поперек, поднялась над водой.

Река задумалась, остановилась. Потом стала медленно разливаться, топить луга, песчаные гривы, леса, кустарники ... Прибрежные жители заранее перебрались подальше — к Ярославлю, к Вологде, в город Калинин.

Там, где недавно ходило, бегало и скакало зверье, теперь ширится водная гладь на сотни километров ... Вода прошла по оврагам, где была лесная чаща, залила впадины, обратила в проливы мелкие речушки — вековые места звериных водопоев. Вновь рожденные острова точно опускались на дно, — выше и выше поднимался уровень Волги.

Так появилось на земле «Московское море» — Иваньковское водохранилище, протяженностью 55 километров. Ширина его в некоторых местах достигает 12 километров. В прежнее время Волга здесь никогда так широко не разливалась, даже в годы самого большого половодья.

Настал час — и река низверглась, хлынула в турбины, навалилась всей своей мощью. Широкие лопасти приняли на себя стремительный поток. Рабочее колесо повернулось . .. Еще, еще ... Оно ускоряло свой бег... И живая струя Волги дала электрический ток.

Теперь все суда идут полным ходом до Калинина. Отсюда после создания гидроузлов волжские воды несут на себе текстильное оборудование, машины и трикотажные изделия.

А в 1935 году по решению правительства началось строительство Угличского и Рыбинского гидроузлов. В суровые годы Великой Отечественной войны новые гидростанции вступили в строй действующих. Они вошли в каскад Большой Волги. На ранее мелком участке реки между Рыбинском и Калинином возникли три водохранилища, три искусственных «моря».

Эти «моря» собирают, а затем равномерно расходуют всю ту массу воды, что ежегодно получает Волга от подземных источников, сильных дождей, многочисленных притоков, таяния снегов и льда. Водохранилища беспрерывно дают воду для работы мощных гидроэлектростанций, построенных на Волге.

К концу зимы уровень воды в водохранилище сильно снижается и количество ее уменьшается, а весной наоборот. В этом главнейшее отличие любого водохранилища от озера.

Теперь на месте обширной низины мы видим огромное хранилище вод — Рыбинское море.

Рыбы и рыбешки, привыкшие за свою прежнюю жизнь к тихим заводям или текучей воде на перекатах, еще не вполне освоились с новой стихией. В поисках привычных условий жизни они уплывают из мест, где на дне много торфяной крошки и остатков древесины, на залитые водой луга.

Все переменилось в подводном мире! И всему населению Рыбинского водохранилища пришлось и приходится приспосабливаться к иным условиям, чтобы уцелеть и дать потомство. Одних только водорослей здесь такое несчетное количество, что летом вода около самого дна темно-зеленого цвета и мало прозрачна.

На отдельных возвышенных местах дна сильное течение уже размыло прежний верхний слой земли. Стали видны громадные, словно обточенные рукой опытного мастера камни, занесенные сюда с севера в доисторические времена.

Где раньше в устье волжского притока Мологи было углубление, теперь дно представляет собой мягкую вязкую толщу. Течения несут размытый торф и, как пухом, заполняют им углубления на дне водохранилища.

Высокие волны, подгоняемые сильным ветром, с шумом и силой бросаются на песчаные берега, разрушаются на мелкие части и уносятся вглубь. Однако во многих местах берега находятся под защитой полузатопленных сосен. Оголенные, с содранной корой, высокие стволы деревьев, как верная стража, недвижимо стоят, охраняя берег от волн. И яростный прибой, точно стремящийся вырвать куски высокого обрыва и разрушить его, теряет свою силу, встретив на пути стену лесных насаждений.

Но если уклон затопленного берега очень мал, то перед строем древесных великанов образуется высокая насыпь из плавника, перемешанного с остатками «торфяных островов».

Волга после сооружения плотины, ударяясь в ее железобетонную грудь, разливалась и топила все кругом: старую пойму, болота, сухие заливы, легко размывала основания торфяников, и они всплывали на поверхность водохранилища, неся на себе густую траву, зеленеющий кустарник, валежник. Сталкиваясь и сцепляясь друг с другом, они образовывали плавающие «острова». Если такой «остров» загонялся ветром в Шекснинский плес, то сторожкие гуси и недоверчивые кряквы, напуганные выстрелами охотников, прятались в траве такого острова, где чувствовали себя в безопасности. Если же высокая, метра в два волна выносила торфяной остров на широкий простор центрального плеса да раза два встряхивала его и ударяла о берег, то от него не оставалось на поверхности водохранилища даже следов.