Карта сайта

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ - часть 3 - Как же, знаю ...

— Как же, знаю, — сказал он. — Знаю я Кунцево. А там дальше Жуковка. У хозяина моего дача там была, может, знаете, рядом с дачей Бауэра? И дальше тоже все хозяйские шли дачи.

Хозяин у него был известный торговец Чистяков, тоже здешний, земляк.

— Наших вообще много было, — вспоминал Дмитрий Иванович.— Один наш, кажется, на Воробьевых горах держал ресторан. Вообще ярославца в каждом трактире можно было найти, в каждой лавке. Очень народ был смекалистый, да оборотистый, да ходовой. Даже, знаете, в Германии, и там были ярославцы. Как-то во время плена еще в первую войну зашли мы в один немецкий кабак, а там девушка-официантка — послушала нас и вдруг как закричит: «Да вы русские!» Ну, поговорили с ней — оказалась землячка...

Он умолкает. Может, вспоминает землячку, и первую мировую войну, и плен, и Германию... А может, просто те далекие годы, когда был он молодой, стройный — красивый, наверное, был парень...

— А из плена вернулись, тут уже все по-новому. Революция. У нас в Караше учитель один был, устроил у нас драмкружок. Декораций накупили на семьдесят пять рублей, репетировали. Даже «Бориса Годунова» своими силами ставили. Жизнь была очень энергичная. В церкви у нас, в зимней, клуб открылся. Приехали шефы — союз воинствующих безбожников, помогли нам открыть клуб.

— Это где звезда на вседержителе?

— Вот, вот. Там было написано: «Открыто 1 мая 1930 года». А потом крыша прохудилась, ремонт не делали. Кто-то взял и приписал вместо «открыто» — «закрыто при председателе Крутикове»... Вот и в клубе теперь, поглядишь, молодежи совсем мало. Да еще какая-то она неактивная, молодежь. Стоят только, курят. Как вы думаете?

— Не знаю. Трудно сказать, может, и такая же...

— Нет, нет. Я же помню...

Он и правда многое помнит, много видел и читал. За свою жизнь пришлось ему и торговать, и пахать землю, видеть деревни и столицы. Он рассказывает про Москву, про старый Караш, а я слушаю его, и крепнет моя уверенность, что все тут можно наладить. Ведь не перевелись же на Руси вот такие положительные мужики, которые всю жизнь занимаются своим делом и уж свое-то дело знают хорошо...

Поднялся я рано. Я слышал, как встала хозяйка. Как потом поднялся хозяин. И хотя едва начало светать, валяться мне было уже неудобно. Напившись молока, я простился с хозяевами и пошел вдоль села. Решил посмотреть в школе это ребячье краеведение: что же это все-таки был за Караш еще раньше, два или три поколения назад...

Директор посадил меня в пустом классе и дал мне альбом с текстом, написанным от руки, и с детскими рисунками — обычный альбом, какие часто можно увидеть в школах или в домах пионеров,— «Изучай родной край!». Альбом показался мне интересным. Составители его ссылались не только на печатные работы, но и на рукописи. В рукописи Хлебникова, например, говорилось, что «в старину здесь жил князь Трислав, а впоследствии стоял терем князя Льва Дмитриевича Приимкова-Балалыша, в котором дочь его Анна, по прозванию Орлица, рано кончила свою жизнь с князем Михаилом Федоровичем Бахтеяровым».

После этой пикантной подробности давались различные толкования слову Караш. Это название производили от названия прежнего татарского селения. И впрямь тут где-то рядом было богатое татарское кладбище. Но существовало и много других топонимических легенд. Говорили, что здесь карали русских после татарского вторжения, — отсюда и Караш. Еще говорили, что была тут татарская таможня и жили баскаки. Они, мол, карали неплательщиков русских, здесь их вешали, «на что указывает название находящегося недалеко от Караша урочища Виселицина гора (в настоящее время здесь больница на двадцать пять коек и амбулатория)».

К этой части текста есть иллюстрация. На детском рисунке — веселая зеленая опушка и на ней черные виселицы.

«От места кары село Святославль получило свое название Караш, на что указывает вывеска пожарного депо, сохранявшаяся до 1927 года»,.— блестящий экскурс в старину, с отзвуком какой-то тайны. Так и хочется отправиться на поиски этой вывески, которая откроет прошлое.

Дальше изложены наиболее заметные события из жизни Караша и разные полезные сведения. Например, «в 1711 году посланный для сыску «воров» и «разбойников» поручик Тихон Геев с шестьюдесятью драгунами, учинив станцию в Караше, довел население до того, что в Карашской волости произошла «многая пустота» и крестьяне от неорганизованности, от бессилия кормить драгун разбежались по лесам».

Итак, Караш был центром волости. Волость включала пятьдесят одно селение, где жило семь тысяч пятьсот пятьдесят шесть человек и было тысяча двести сорок пять домов. В самом Караше были волостные управления, почта, больница с фельдшером, церковно-приходская школа, земское училище, пять трактиров и пивная «Северная Бавария».