Карта сайта

Русские Триумфальные Памятники (Часть 10 - Желая выявить его особенности ...)

Желая выявить его особенности, Монферран составил в одном масштабе чертежи Александровской колонны и колонн Наполеона, Траяна, Антонина и Помпея. Это сравнение было в пользу русской колонны: она стройнее, соразмернее в частях и выше остальных, достигая 47,5 метра (колонна Траяна — 43 метра).

Стройность силуэта достигнута прекрасными пропорциями: верхний диаметр колонны восемь раз укладывается в высоте монолитного гранитного ствола, равного 25,58 метра и имеющего плавное с самого основания утончение на Уэ часть его диаметра.

Гранитный пьедестал облицован бронзовыми досками с четырьмя тонко прорисованными барельефами из воинских доспехов и фигур гениев Победы, Мира, Правосудия, Милосердия, Изобилия и Мудрости. На одном барельефе представлены в человеческих образах реки Висла и Неман, преодоленные русскими войсками при преследовании отступающего противника. На другой стороне пьедестала изображена фигура Истории, заносящая на щит 1812, 1813 и 1814 годы великой борьбы за национальную независимость.

По углам пьедестал украшают орлы —символ военного могущества и —в знак славы — лавровые гирлянды, оплетенные лентами. Дорическая капитель колонны несет цилиндр с полусферой — основание для бронзовой статуи ангела, попирающего врага в образе змеи и водружающего символ мира — крест. Статуя — превосходное произведение скульптора Б. И. Орловского.

Сооружение грандиозного памятника было не легкой технической задачей. Ствол колонны высечен из гранитной скалы на Пютерлакском карьере вблизи Выборга ;И доставлен в Петербург на особом судне.

С помощью канатов, множества блоков и кабестанов выгруженная на берег колонна была накатана на специальные леса и с них уже установлена вертикально на подготовленный гранитный пьедестал, под которым было забито 1250 сосновых свай. Последний, наиболее ответственный и тщательно подготовленный этап строительства осуществлялся при огромном стечении народа.

Тридцатого августа 1834 года в присутствии ста тысяч солдат и несметной массы жителей Петербурга памятник был торжественно открыт. «И никакое перо не может описать величия той минуты, — пишет свидетель торжества поэт В. А. Жуковский, — когда по трем пушечным выстрелам вдруг из всех улиц, как будто из земли рожденные, стройными громадами с барабанным громом, под звуки Парижского марша, пошли колонны русского войска... Начался церемониальный марш: русское войско пошло мимо Александровской колонны; два часа продолжалось сие великолепное, единственное в мире зрелище... Ввечеру долго по улицам освещенного города бродили шумящие толпы; наконец освещение угасло, улицы опустели; на безлюдной площади остался величественный колосс один со своим часовым».1


1 В. А. Жуковский. Поли. собр. соч., т. X, 1902, СПб., стр. 29—31.

Понимая историческое значение своего произведения, Монферран указывал, что «памятники — это всегда открытая страница, где народ может черпать во все времена знания о прошедших событиях, проникается справедливой гордостью при виде замечательных примеров, которые ему завещаны славными предками, и загорается при виде их благородным желанием им подражать. Моральный эффект памятника состоит в том, что они укрепляют общественные связи, делают людей энтузиастами, гордыми своей страной, более привязанными к согражданам и будущему потомству».1


1 Montferrand A. R. Plans et details du monument consacre a la memoire de l'empereur Alexandre. Paris, MDCCCXXXVI. Из Введения.

С момента открытия Александровской колонны прошло более 120 лет, но и в наши дни она воспринимается не только как величайший памятник искусства и истории, но и как удивительное инженерное сооружение. Нельзя в заключение не отметить ее роли в беспримерном ансамбле Дворцовой площади, где не знаешь, чему удивляться и восторгаться: отдельным ли прекрасным зданиям, ее окружающим, или той гармонии, которую они составляют все вместе. Колонна дополнила и завершила ансамбль, подчеркнув главную ось площади, проходящей через центр Зимнего дворца и арку Главного штаба. И если Александровская колонна — памятник, специально посвященный триумфу России в Отечественной войне, то арка Главного штаба, переброшенная над улицей Герцена и соединяющая два крыла огромного здания, — сооружение, полное триумфального пафоса,— создана в обстановке послевоенного ликования и является творческим откликом зодчего К. И. Росси на блестящую победу русских в Отечественной войне.2


2 Как памятники Отечественной войны были сооружены также в Москве — храм Христа Спасителя (арх. К. А. Тон, 1834—1883 годы) и в Саратове храм Александра Невского (арх. В. П. Стасов, 1816— 3826 годы). Оба здания разобраны в 1930-х годах.

Большая группа триумфальных памятников запечатлела крупные успехи русской армии и флота в кампаниях, решавших извечный для царской России «восточный вопрос» — проблемы взаимоотношений европейских великих держав на Ближнем Востоке.

В 1768 году Турция начала военные действия против России. В результате успешных операций русских армии и флота на Балканах и берегах Дуная в 1774 году был подписан в деревне Кучук-Кайнарджи мирный договор' с Турцией, который обеспечил России свободное плаванье-по Черному морю и проливам; наша страна получила несколько крепостей в Крыму и в устье Дуная.

В память об успехах в первой Турецкой войне в Екатерининском саду Царского Села было сооружено несколько памятников. Один из них известен под названием Морейской колонны; он напоминает о битве русских моряков с турками, происшедшей в 1770 году на юге древнего Пелопоннеса, или полуострова Морея.

Морейская колонна, из голубовато-серого олонецкого мрамора, воздвигнута в 1771 году. Безыменный автор увенчал ее круглым обелиском с двумя рострами — фигурными носами древних кораблей. На пьедестале — бронзовая доска, надпись на которой рассказывает, что-«войск Российских было числом шестьсот человек, кои неспрашивали, многочисленен ли неприятель, но где он. В плен турков взято шесть тысяч».

В честь крупнейшего морского сражения 25—26 июня 1770 года в Чесменской бухте, на Эгейском море, когда был истреблен русской эскадрой турецкий флот, воздвигнута в 1771 —1778 годах колонна, названная Чесменской.. Она возвышается посреди Большого пруда Екатерининского сада на гранитном бастионе. Бронзовый орел, ломающий полумесяц, венчает мраморную колонну, по обычаям древних римлян украшенную рострами. На бронзовых барельефах (уничтожены фашистскими оккупантами) были изображены эпизоды славного морского боя.

Несколько строк памятнику посвятил А. С. Пушкин:

Над твердой, мшистою скалой

Вознесся памятник. Ширяяся крылами,

Над ним сидит орел младой.

И цепи тяжкие, и стрелы громовые

Вкруг грозного столпа трикратно обвились;

Кругом подножия, шумя, валы седые

В блестящей пене улеглись.

Чесменская ростральная колонна — превосходное произведение архитектора А. Ринальди — необыкновенно выразительна; ее местоположение—среди воды — чрезвычайно усиливает идейный замысел памятника подлинного военного триумфа на море.