Карта сайта

Русские Триумфальные Памятники (Часть 9 - Проект предусматривал у подножья мощных пилонов ...)

Проект чугунных ворот был разработан В. П. Стасовым и утвержден 9 мая 1817 года. Восемь колонн, длиной почти в 8 метров каждая, были отлиты, как пишет директор казенных заводов А. А. Фуллон, «на Александровском пушечном заводе в Петрозаводске и доставлены в Санкт-Петербург в два месяца, невзирая на то, что приготовление необыкновенных и огромных опок, равно как и самого места для установления оных, требовало много времени, соображения и трудов. Между тем в продолжение мая, июня и июля (1817 года — В. П.) отлиты и отделаны были на Санкт-Петербургском литейном заводе все прочие вещи и украшения для составления означенных ворот»,1 установка которых была закончена полностью под непосредственным руководством постоянного помощника Стасова архитектора Диммерта. Они были сооружены на границе Екатерининского сада, у павильонов Адмиралтейства на улице Волконского — ныне Парковой.


1 ЦГИАЛ, ф. 519, оп. 504/1, д. 201, лл. 62, 63.

В этом Сооружении Стасов применил грекодорические колонны, творчески используя классические формы архитектуры и композицию. Подчеркнутая монументальность приличествует торжественности сооружения, идейно связанного с важнейшим историческим событием. Четкость форм и композиционная простота ворот подкупают. Немногие декоративные элементы — венки — не отвлекают от общего замысла. В среднем, более широком пролете навешаны створки решетчатых ворот, а в крайних установлены звенья ограды из вертикальных пик, на фоне которых размещены декоративные щиты, пересеченные мечом, секирой или копьем. Модель украшений по рисункам зодчего исполнил резчик Штейбе.

Через три года ворота разобрали и вновь установили напротив только что выстроенного по проекту Стасова дворца Кочубея (ныне Дворец пионеров). Вместе с дворцом ворота составили своеобразный ансамбль на новом участке Садовой улицы, продолженной в направлении Павловска. Здесь перед воротами устроена полуовальная площадь, огражденная чугунной решеткой прежнего рисунка. Дополнительные ее звенья вызвали необходимость в новом рисунке для накладного щита. Этот серповидный щит с головой медузы придает ограде живописные черты.

Передвижку ворот и разбивку площади осуществил архитектор А. А. Менелас.

Своеобразный ансамбль предвратной площади с чугунными воротами и художественной оградой является выразительным памятником Отечественной войны. Кроме того, он свидетельствует о высоком уровне техники литейного дела в России начала XIX века.

Ряд триумфальных сооружений славы героических: дней Отечественной войны 1 завершает всемирно известная Александровская колонна в Ленинграде, возвышающаяся в центре Дворцовой площади.


1 На местах исторических сражений в 1812—1814 годах были установлены в середине XIX века малозначительные в художественном отношении памятники.

Она воздвигалась как памятник Александру I. Однако в сознании народа это грандиозное произведение зодчества и ваяния запечатлелось как монумент бессмертной славы русского оружия в Отечественной войне.

Этому выдающемуся произведению искусства посвящено много работ, начиная от монографии самого автора памятника — архитектора А. Монферрана— и кончая различными описаниями и характеристиками наших современников. Все авторы справедливо сходятся на том, что Александровская колонна не только лучшее произведение Монферрана, но и самый выдающийся памятник подобного рода. Красивый силуэт, прекрасные пропорции, уравновешенность частей, высокое качество скульптурного убранства, неотделимого от композиционного замысла, — характеризуют исключительные художественные достоинства этого произведения.

Обратившись к древнеегипетской архитектуре, Мон-ферран первоначально запроектировал памятник в виде высокого обелиска.

Обелиск был отвергнут, и Монферран представил новый вариант памятника в форме колонны, откровенно-используя в качестве образца Траянову колонну. Он писал: «Благородная простота этого памятника, его величие, чистота его выполнения, совершенство его скульптурных украшений сами собой могли бы обессмертить Траяна. . . Таковы были причины, которые заставили придать моему второму проекту некоторое подобие колонны Траяна, причем я заменил спиральные скульптуры этого памятника монолитным стержнем 12 футов (3,66 метра) в диаметре и 84 фута (25,56 метра) высотою, высеченным из гранитной глыбы. . .» 1


1 Цит. по книге Н. П. Никитина «Огюст Монферран». Изд.. ЛОССА, Л., 1939, стр. 239.

Однако использовав композицию памятника Траяну, т. е. колонну дорического ордера на пьедестале, увенчанную человеческой фигурой, Монферран нашел оригинальную трактовку замысла. Он отказался от спиральной ленты барельефа, опоясывающей колонну Траяна, и придал своему произведению большую стройность.