Карта сайта

Русские Триумфальные Памятники (Часть 7 - Лишь через два года оказалось возможным вновь ...)

Лишь через два года оказалось возможным вновь поднять вопрос о перестройке Триумфальных ворот. В августе 1827 года уже стали деятельно готовиться к торжественной церемонии их закладки, назначенной на 17-е число—годовщину Кульмского сражения, которое определило перелом кампании 1813 года в пользу союзных войск.

По неизвестной причине фактическая закладка ворот состоялась несколькими днями позже — 26 августа, что совпало с днем пятнадцатилетия Бородинской битвы. Однако прежняя дата осталась в официальных документах, на закладном камне, а позднее была выбита и на самых воротах. На торжество собрались участники походов 1812—1814 годов. Представители офицерского и рядового состава от каждого гвардейского полка снимали с себя медали 1812 года и клали их на закладную доску и камни.

Несмотря на прошедшую церемонию закладки, оставались открытыми вопросы выбора материалов и способа постройки: облицевать ли ворота цветным мрамором или отлить их из чугуна? Скульптуры ворот — фигуры воинов, гениев и колесницу Славы — предполагалось выполнить из мрамора в Италии. Против этого восстал Оленин, который указывал, что «в хороших скульпторах здесь (в России — В. П.) недостатка нет, в том сознаются некоторые даже строгие к нам иностранцы. Следовательно: будет ли прилично и выгодно заказывать в Италии то, что здесь исполнить можно и лучше и дешевле».1


1 ЦГИАЛ, ф. 789, on. 1, 1824, д. Ill, ч. I, л. 69.

Вспоминая исполненные в Карраре (Италия) скульптором П. Трискорни две мраморные группы Диоскуров (стоят у портика бывшего Конногвардейского манежа в Ленинграде), Оленин писал, что «по небрежной ремесленнической, нехудожественной отделке фигур, заплаченную за них небольшую сумму (26 948 руб.) должно, одна-кож, почитать весьма высокою по низкому роду материалов и работы. Нет никакого сомнения, что здесь те самые олончаны — каменотесы... могли бы дешевле и с большим гораздо искусством, нежели итальянские каменотесы, так называемые в Италии карарины, выделать тех самых всадников с их конями, присматриваясь к исправно сделанным моделям».

Высокая стоимость мраморных работ, да и недолговечность этого материала в северных условиях заставили от него отказаться. Отклонили и чугун, который «от удара, нажима, тягости и сильного мороза может лопаться...» Чугун, кроме того, «подвержен переедающей его ржавчине, естественный цвет его мрачен и неприятен».1

Приходилось искать другой, более дешевый и надежный способ строительства.

С новаторским и оригинальным предложением выступил Стасов. Он рекомендовал способ, который «состоит в бронзовой сплошь одежде всех частей триумфальных гвардейских ворот, из кирпича построенных. В них все архитектурные члены и украшения также и колонны будут сделаны из кованой листовой бронзы, а стены покрыты бронзовыми же, так сказать, израсцами на закрепах. Сей способ обойдется гораздо дешевле порфиров, бреший и мраморов».1


1 ЦГИАЛ, ф. 472, on. 60/895, 1828, д. 162, л. 1—22. 5 Там же, ф. 789, on. 1, 1824, д. 111, ч. I, л. 36—41.

Стасов отмечал, что «листы для сей одежды могут вы-делываться такой величины и формы, какую потребуют архитектурные части, и таким образом составиться, что общий вид ворот представит неразделенную массу... Между кирпичом и одеждою вставится некоторый промежуток, долженствующий залиться мастикою, на смолистом веществе составленною, которая будет пресечением сообщать сырость одного тела другому... Прочность таковой медной одежды можно считать превосходящею всякого крепкого камня, которые в здешнем климате подвергаются неминуемому по своей натуре воздействию, более или менее ощутительным и от того переменяющим вид свой при морозах и оттепелях». Предложение Стасова, дававшее наибольшую экономию, было принято. Строительство могло обойтись в 800 тысяч рублей. Однако и эта стоимость оставалась высокой, так как в наличии имелось всего 600 тысяч. По этой причине пришлось отказаться от целого ряда скульптурных украшений, предусмотренных проектом. В новом варианте проекта Стасов исключил шесть барельефов, изображавших знаменитейшие баталии (их заменили надписи), предусмотрел вместо шести всего четыре статуи воинов, восемь, вместо двенадцати, гениев на карнизе и четыре, а не шесть коней в упряжке колесницы Славы.

Двадцать первого мая 1830 года было окончательно принято решение строить ворота из кирпича, одеть их медными листами и изготовить все скульптурное убранство тоже из листовой меди. Все эти работы в три года должен был выполнить Александровский казенный (ныне Пролетарский паровозостроительный) завод.

Отдавая себе отчет, насколько это сооружение ответственно как исторический и художественный памятник, который «будет обращать внимание не только соотечественников, но и приезжающих в Санкт-Петербург иностранцев», для изготовления большого числа скульптурных моделей Комитет привлек самых знаменитых в то время ваятелей.