Карта сайта

Нам на это могут возразить, что политики ...

Нам на это могут возразить, что политики в Германии, в Италии, в исламских странах и у нас привлекают теперь совет Церкви, а церковные иерархи, надо думать, не напрасно и не чисто теоретически говорят об обожении. Они, наверное, причастны к нему и потому твердо знают, какие книги и фильмы послужат дурным уроком, идут против высшей правды и должны быть запрещены. То же, с учетом неотложных практических нужд, в отношении наук. Это вполне реальная перспектива. Обращая на нее серьезное внимание, мы начинаем замечать, что даже еще и не дожидаясь решения политика (уже заведующий кафедрой, тем более декан и заведомо ректор университета не просто ученые, они и политики с соответственно растущей функцией решать, каким наукам быть и не быть), мы всегда и уже сейчас ходим под гнетом неопределенности в отношении того, следуем ли мы логике нашей науки или решающей государственной логике, охотимся за одной или другой из двух правд (истин). Каждое наше слово поэтому пока условно.

Политик внутри вас каждый час, да что там, каждую минуту про себя более или менее отчетливо занят решением вопроса, продолжать еще ходить слушать лекции, читать или думать или уже нет. Как будет повести себя правильно? Это по-честному крупный тупик. Поскольку сейчас мне не видно и не светит как из него выбраться, я дам этому вопросу, я говорил что может быть как раз самому главному, зависнуть (лишь бы о нем не забыть, да и все равно не удастся забыть, забудем мы, нам напомнят) и подберу пока другую брошеную ниточку. Это как если при строительстве дома случилась та неприятность, что стало непонятно, что и как дальше делать, то надо хоть разобраться с бревнами на строительной площадке. Прерываем на время чтение "Политика". Я прошу обратить ваше внимание на то, как сомнительны суждения по схеме "раньше" и "позже" типа "раньше человечество было ближе к природе, теперь оно дальше от нее", "раньше государство было хранителем публичного пространства" по Ханне Арендт, сегодня оно военно-торгово-промышленноепредприятие. При первом, грубом приближении рекомендуется как эвристика метод прослеживания противоположной схемы, условно говоря парменидовской: бытие неизменно. Мы читали об автомате леса, который питал людей в век Кроноса. Всего проще думать об этом как о далеком или даже мифическом небывалом прошлом. Но посмотрите: современное человечество устраивается в домах и квартирах с полным снабжением, с подводкой воды и чуть ли не с поставкой пищи (в голландском домике Шереметьева пища механически подавалась по трубопроводу с первого этажа на второй), и современный развитый город очень приближается к первобытному лесу с автоматическим снабжением. Что-то в этом неожиданном возвращении, среди бела дня и среди зрелого общества и научной цивилизации, к мечте о рае и в райский лес не так, какой-то подвох, что-то похожее на издевательство и иронию. Говорят, что благоустроенная современная квартира размягчает и портит человека, что надо вернуться к сельской жизни.

Но по поводу современного большого города не надо плакать, ни смеяться, ни презирать, не надо ничего революционно взрывать. Надо вглядеться и разобрать. Что значит это уверенное возвращение человечества к автоматическому снабжению как в первобытном лесе. Руссоизм, странным образом, возвращаясь к дикарю, возвращался и к доброму питательному лесу, во всяком случае он не культивировал жизнь в каждоминутном предельном риске и необеспеченности. Руссоизм много сделал для победы "гуманизма" цивилизации, для идеологического обоснования именно обеспечения: руссоизм вовсе не был призывом к круглосуточному труду и сверхусилию. (Это не критика руссоизма.) С первого взгляда незаметно, но дикарь Руссо возвращается к питающему автомату. Руссоистское возвращение к лесной простоте не противоречит системе социального обеспечения. Райский лес питает как питают родители. Хозяин этого леса Бог-отец. Современные благоустроенные города, со снабжением человека от детской кухни до пенсии, это возвращение в райский сад. Цель возвращения - высвобождение высших духовных способностей человека от тягостной борьбы с природой для созерцания, для мечты. Имеет смысл говорить о возвращении человечествав младенчество, да и говорят. Ни на что дети не гневаются так, как на нелюбовное отношение. Дети "требуют" любви. Мы говорили об абсолютной требовательности, императивности детей, особенно младенцев. Сентиментальность тут со стороны родителей или детей только маловажный побочный феномен. Дело не в чувствах и впечатлительности, а гораздо проще и надежнее. Это онтология. Космос не случайно повернул направление вращения в отклик на зверство к детям. Дети в каком-то отношении неразвившиеся, незрелые, неполные люди, в другом вовсе нет. Любовь на первый взгляд дитя свободы. Но ее исходная реальность грозная необходимость. Вовсе не обязательно считать различие между любить как хотеть добра и любить в смысле хотеть съесть первичным или даже важным. Кот ловит мышь от влечения к ней.