Карта сайта

ПОКРОВСКИЙ СОБОР часть 4

poksob_16.jpg
Покровский Собор
poksob_17.jpg
Памятник Минину и Пожарскому. Скульптор И. Мартос 1818 г.
poksob_18.jpg
Северо-западное крыльцо
poksob_19.jpg
Фресковая роспись 16 в. восьмериков центральной башни с "Закладной летописью" 1561 г.
poksob_20.jpg
Интерьер восточной башни. Спиральная кладка свода

 

Две другие диагональные башни в своем декоративном оформлении отличаются от двух только что описанных еще большей скромностью. В них отсутствуют декоративные архивольты, угловые пилястры проецируются на глади стен четвериков, а сами их стены значительно выше. Стены их выбелены так же, как в древности.

Характерно, что все восемь башен, окружающих центральную, настолько миниатюрны по своим размерам (площадь самой малой - юго-восточной -немного превышает 12 квадратных метров), что это в какой-то степени отодвигает на второй план их культовое значение. Очевидно, зодчие все свое внимание, талант и умение сосредоточили на том, чтобы создать неповторимый архитектурный памятник, производящий наибольшее эмоциональное впечатление прежде всего снаружи.

Теперь несколько слов о том, что было сделано реставраторами, чтобы вернуть памятнику его первоначальный вид XVI—XVII веков.

Невежественные подновления и приспособления собора духовенством в интересах церкви зачастую наносили непоправимый ущерб его архитектурно-художественным достоинствам, что вызывало чувство глубокой боли и негодования у передовой общественности, которой было дорого древнерусское искусство как одно из ярких воплощений величия истории нашей Родины.

В начале XX века Покровский собор находился в крайне тяжелом состоянии. На одном из заседаний „Общества защиты и сохранения в России памятников искусства и старины" в 1912 году оно было охарактеризовано как катастрофическое.

После Великой Октябрьской социалистической революции, еще в условиях разрухи и гражданской войны, партия и Советское правительство находят возможности начать реставрационные работы в Покровском соборе. В 1918 году производится ремонт купола и свода западной башни, пробитых снарядом во время октябрьских боев 1917 года. В конце 20-х - начале 30-х годов развернулись широкие научные исследования с целью выявления и восстановления первоначальных форм цоколя, опорных столбов, арок, ступеней и других конструктивных деталей нижнего яруса на фасаде собора. В то же время были удалены позднейшие переделки, искажавшие первоначальный вид памятника. Арки под крыльцами и площадками второго этажа освободили от кирпичных закладок. По сохранившимся белокаменным ступеням восстановили первоначальные входные лестницы. В середине 30-х годов во многих внутренних помещениях первого и второго этажей были реставрированы отдельные декоративные элементы порталов, колонн, окон, дверей, и они приобрели тот вид, который имели в XVI—XVII веках. Почти на всей площади сводов и стен внутренних переходов и площадок была раскрыта фресковая роспись XVI—XVII веков. В интерьерах пяти башен-церквей (восточная, юго-восточная, юго-западная, западная и се-веро-западная) реставраторы под более поздними слоями штукатурки обнаружили первоначальные формы карнизов, валиков и других архитектурных деталей, а также древние ниши, оконные проемы, орнаментальные кирпичные спирали на сводах барабанов и пояски у их оснований.

Сразу же после окончания Великой Отечественной войны реставраторы вновь приступили к работам. Поистине грандиозные работы на памятнике развернулись по решению Советского правительства в 1954-1955 годах. Была приведена в порядок кирпичная и белокаменная кладка; ветхое железо кокошников, закомар и карнизов заменено листовой медью, восстановлено декоративное убранство главного шатра, обновлена черепица на шатрах крылец и колокольни, позолочены кресты, подкрестные яблоки и конуса, а также металлические украшения граней шатра центральной башни. По обнаруженным фрагментам росписи XVI века на фасаде памятника все его большие плоскости были расписаны „под кирпич", детали выделены белым цветом.

В 1956-1965 годах художники-реставраторы восстановили монументальную роспись стен и шатра интерьера центральной башни в том виде, как это было в XVI веке.

В 1969 году закончились продолжавшиеся два года работы по замене железного покрытия куполов собора на медное. Это была поистине ювелирная работа: изготовление многопрофильных деталей глав производилось только вручную, так как требовало исключительной тщательности их подгонки и большого мастерства от высококвалифицированных кровельщиков-реставраторов. В то же время были вновь вызолочены кресты, а также подзоры на купольных барабанах башен. Чтобы представить, какая работа была проделана, достаточно назвать только одну цифру: на покрытие глав собора было израсходовано около 32 тонн одномиллиметрового медного листа.

Реставрационные работы на памятнике не прекращаются и до настоящего времени. Покрыта плоская кровля; по всему периметру собора на карнизе гульбища железные подзоры XIX века заменены на медные, выполненные в стиле XVII века; заменены пришедшие в ветхость белокаменные детали цоколя; производятся исследования и раскрытия древней живописи.

Летом 1980 года была проведена реставрация фасада памятника, в результате чего на внешней обходной галерее по раскрытым подлинным фрагментам XVII века восстановлена вся роспись.

В восстановленных башнях-церквях более поздние иконостасы заменены на древние. Живопись этих иконостасов датируется XV—XVII веками, причем ряд икон представляет собой лучшие образцы новгородской и московской школ. Освобожденные реставраторами от неумелых поздних записей и копоти, они покоряют яркостью красок и изяществом рисунка, говоря о высоком совершенстве живописного мастерства Древней Руси. Здесь же представлены первоклассные произведения прикладного искусства русских мастеров XVI—XVII веков, замечательные слюдяные фонари, медные литые паникадила, шитые пелены.

Великий русский писатель Николай Васильевич Гоголь назвал архитектуру „каменной летописью мира". Одна из страниц этой летописи - Покровский собор - замечательный памятник русского зодчества, по праву занимающий одно из первых мест в сокровищнице мировой культуры.

А.А.Капитохин, Е. И. Серебрякова