Карта сайта

Памятники ... -3- В XVI—XVII вв. казанская архитектура ...

В XVI—XVII вв. казанская архитектура развивала булгарские традиции: многогранные объемы, перекрытые пирамидальными шатрами; усыпальницы с портальными входами; цилиндрические минареты cl коническими шатрами; многошатровые мечети; одно- и многокупольные сооружения; двухэтажные мечети с минаретом на крыше. Купола и своды — одни из основных конструктивных средств местного зодчества — перекрывались скатными кровлями и оставлялись без покрытия. Распространение имели каменная и деревянная резьба, алебастровые и гипсовые резные вставки, стрельчатые и арочные проемы. Вероятно монументальное зодчество города оперировало строгими и суровыми формами, в полной мере отражая известный призыв пророка Мухаммеда к аскетизму в убранстве религиозных мест.

После взятия Казани русскими войсками Ивана Грозного в 1552 г. город резко раздвинул свои границы. На склонах холма раскинулись два посада. В пределах старого острога образовалось шесть новых слобод, нового — две. В 1556 г. из Пскова были вызваны 200 мастеров под началом городового мастера Постника Яковлева и Ивана Ширяя. Появились два монастыря и около десятка церквей, возвели новую каменную стену южной части крепости, в центре ее вырос белокаменный Благовещенский собор (1556— 1562 гг.). Уже в нем проявились формы, вызывающие ассоциации с элементами восточной архитектуры, возникли условия для взаимодействия и взаимообогащения татарской и русской культур. Основы планировки города, доставшиеся в наследство русским от средневековой столицы, не претерпели существенных изменений до начала XVIII в.

В последующих двух главах «Архитектура татарских зданий» (сведения о застройке города, особенности сохранившихся зданий) и «Культовая архитектура» (о преемственности традиций, памятники XVII — первой половины XVIII в., типы мечетей, особенности казанских мечетей

XVIII — первой трети XIX в.), автор подробно рассказывает о развитии татарской и русской архитектуры и их взаимосвязях, анализирует архитектурно-планировоч-ные особенности жилых и культовых зданий, рассматривает влияние бытового уклада, социальных процессов и исторических событий на формирование архитектуры, выявляет национальные и интернациональные ее особенности.

В заключение даны обширные списки использованной литературы и указатели памятников, собственных имен, географических названий и специальных терминов.

Отличная книга. И поэтому очень жаль, что выпущена она в мягком переплете, на невысоком полиграфическом уровне и с плохо выполненными иллюстрациями. Думается, при переиздании ее, а оно безусловно потребуется, эти досадные упущения и недостатки будут учтены и исправлены.