Карта сайта

XIV. ВЗАИМООТНОШЕНИЕ ГРЕЧЕСКОЙ ФИЛОСОФИИ И ПОРОДИВШЕГО ЕЕ ОБЩЕСТВА

Прежде чем перейти к дальнейшему движению философской мысли, нужно остановиться на отношении греческой философии к тому обществу, среди которого она возникла и развилась. В Греции, как и во всем древнем мире, общество было основано на начале родовом. Уже очень рано в Греции под влиянием различных исторических и этнографических условий род обратился в город πόλις, но сущность родовой жизни от этого не изменилась, и город, хотя не был связан единством физического происхождения, единством крови, представлял тем не менее некоторое натуральное, природное, единству, в котором личное духовное начало было подчинено и подавлено. Какие бы формы ни принимала гражданская жизнь в древнем мире, было ли государство монархией, управлялось ли оно аристократией или же демократией, сущность общественной жизни все одна и та же и состоит в том, что род в той или другой форме подчиняет себе личность, не дает простора ее развитию. Известно, что всякая попытка личности выйти из этого подчинения, всякий случай, когда личность получала значение выдающееся и становилась опасною для общины или рода, предупреждался насильственными мерами. Община ревниво охраняла свои права, стремилась устранить такую личность, хотя бы эта личность основывала свои притязания на тех же началах, как и община, не удалялась от нее. Аристид и Фемистокл, например, подверглись преследованию за выдающуюся личную силу. Насколько же более зорко община должна была следить за неприкосновенностью своих прав и оберегать их от тех людей, которые ставили верховным началом для деятельности нечто такое, чего род не признавал! Таковы были с самого начала философы. Исходною точкой философии было недовольство, неудовлетворенность ума тем содержанием, которое ему давала религиозная и политическая жизнь его народа. Философия искала чего-то большего в вещах далеких от жизни. Но пока верховных начал искали в гармонии, огне, воде, отвлеченном единстве, масса общества не обращала внимания на философов; она чуждалась их, смеялась над ними, но не преследовала их, не находя их опасными. Однако скоро начались и преследований, причем обнаружилась удивительная чуткость народного инстинкта.

Так, первый философ, подвергшийся преследованию, был именно тот, который более всего приблизил верховное начало к человеческой личности, который дал верховному началу не отвлеченное определение, а определил его как дух, образующий вселенную и управляющий ею. Только стараниями друзей он избавился от смерти и был изгнан. Это Анаксагор. Далее выступают софисты. С одной стороны софисты очень близко коснулись тех начал или основ, на которых держалось древнее общество, и потому должны были возбудить большую ненависть и вражду, чем их предшественники. С другой стороны личное начало, которому служила философия, во время софистов получает уже большую силу в самом греческом обществе. Софистов преследуют, но искоренить софистики не могут. За софистами является Сократ. Здесь опасность для общества, для основ общественного быта еще серьезнее, потому что Сократ не только отрицает эти основы, но утверждает нечто такое, что может их заменить, что более удовлетворяет дух человеческий, чем та внешняя традиционная нравственность, которая определяла собой общественную жизнь. Он выставляет принцип внутренней свободы личности, личной нравственности. Опасность со стороны чуждого роду начала была для родовой жизни, понятно, очень велика. Сократ пал жертвою противоречия со средой, которой его принцип грозил гибелью. Однако эта жертва была последнею. После Сократа именно в силу того, что он внес некоторое положительное начало для новой жизни и нравственности, старое общество, уже разрушенное внутренне, и по инерции продолжающее жить сообразно традиционным основам, еще держится, но не имеет сил для энергического отпора новым началам.