Карта сайта

Если человеческое сознание в буддизме говорило ...

Если человеческое сознание в буддизме говорило внешнему бытию, материальному факту: "я больше тебя, потому что я могу отречься от существования, умереть", то сознание софиста говорило этому внешнему факту: я больше тебя, потому что могу жить вопреки тебе, могу жить в силу своей собственной воли, своей личной энергии. Софистика есть безусловная самоуверенность человеческой личности, не признающей объективного содержания, но чувствующей возможность вместить в себе всякое такое содержание.

Соответственно этой аналогии и этой разнице в принципе буддизма и софистики, является аналогия и большое различие в исторической роли, которую буддизм сыграл в индийском обществе, а софистика в греческом. Оба были силами отрицательными, разрушительными для наличного общественного порядка. В Индии и в Греции общественный порядок был основан на известных внешних природных началах, подавлявших свободную личность. Понятно, что когда пробудилось самосознание этой личности, оно должно было явиться разрушительной силой для чуждого ей порядка.

Освободившись от внешних природных начал, от внешнего рабства, которое господствовало в индийском обществе, буддист внутренне уходил из того общества в себя, искал свободы только в сознании своего отрицательного превосходства над внешностью и в погашении той воли, которая связывала человека с этой внешностью, Софисты же, сознав свою безусловную свободу от какого бы то ни было внешнего начала, стремятся сами получить в силу личной энергии власть и господство во внешней среде. Софисты открыто выступили в греческой жизни, проповедуя и стремясь к власти личного ума над массами. По учению софистов, так как единственная положительная сила есть сила личности, то определяющее значение в человеческом обществе, верховная власть должна принадлежать наиболее сильной, наиболее сознающей свою силу, энергической личности, которая так или иначе, должна захватить эту власть и господствовать над массами. Но если сильная самосознающая личность имеет основанием своего превосходства и господства только личную, внутреннюю, субъективную силу, такое господство будет тиранией. По политическому учению софистов общество человеческое должно быть тиранией энергической личности над темными массами.
Таким образом, хотя в софистике имеем положительное, радикальное освобождение личности, оно все-таки субъективно. Личность имеет положительное чувство силы, но лишена объективного содержания. Для объективного освобождения нужно, чтобы личное начало нашло внутреннее содержание, чтобы господство факта уступило место господству идеи.

Это требование объективной идеи для освобожденной личности мы находим у Сократа, который был величайшим софистом и величайшим противником софистов. Он был софист, потому что, как софисты, решительно отвергал господство внешнего факта, не находил безусловной правды ни в каком внешнем бытии и ни в каком внешнем авторитете; ни в богах народной религии, ни в природе материального мира, ни в гражданских порядках своего отечества. Но он был вместе с тем величайшим противником софистов, потому что не признавал за свободной личностью права господства во имя своей личной воли и энергии и решительно утверждал, что свободная или внешняя личность имеет цену и достоинство лишь поскольку она эту внешность заменит внутренним содержанием, поскольку она будет жить и действовать по идее, общей во всех и потому внутренне обязательной для каждого.