Карта сайта

VI. АНАКСАГОР

Воззрения Анаксагора представляют высший пункт греческой философии древнейшего периода. Он подвел итоги тому, до чего греки додумались до него. Дойдя до этого пункта, мы яснее можем видеть общий ход греческой философии. У Анаксагора синтетически соединены три главных момента развития философии, которые остановили на себе внимание его предшественников.

1) Анаксагор видит в существующем материальную, cm ихи иную множественность, которую называет хаосом - όμου πάντα χρήματα т. е. все вещи вместе. Определение материальной причины существующего как хаоса, как смятения всех вещей, правильнее, чем определение атомистической теории, которая в материальной множественности видит совокупность отдельных самостоятельных атомов. Такой атомистической раздельности не существует: атом - только отвлечение ума, крайний предел, к которому стремится ум. В действительности атом существует так же мало, как и математическая точка. И так состояние природы есть, по Анаксагору, состояние смешения.

2) Анаксагор признает, что хаос носит в себе возможность единства и при том под единством (под идеальным или формальным началом) он подразумевает не то безусловное, безразличное единство, на котором останавливались элеаты, а единство определенное и сложное, которое может быть обращено в космос, в гармоническое целое. Все существующее представляет определенные качественные различия. Каждое имеет определенное свойство, в силу которого однородное соединяется с однородным, и всякое конкретное бытие есть δμοιομέρεα - соединение элементов по внутренним их качествам, чем определяется и самый закон соединения. Все эти элементы находятся в смешении и безразличии.

Это - неясное бытие, из которого мир исходит, как из своего материального начала. Истинное бытие всего существующего есть космос - соединение элементов по родовым качествам. Понятие космоса как соединения элементов, качественно различных, имеющих особенности, составляет прогресс и относительно эле[атов] с их неопределенным единым сущим и относительно пифагорейцев, которые понимали единство в смысле гармонии количественной, так как, исходя из понятия числа, как того, что налагает идеальный предел на материальное бытие, безграничное, пифагорейцы искали во всем математических отношений и только в них видели отражение идеи всеединства. Число безразлично к определяемому, потому что хотя оно отвечает на вопрос "сколько?", но не отвечает на вопрос "что?". Количественное отношение есть общее; для него безразличны индивидуальные особенности того, что входит в это отношение.

Между тем сами количественное отношения определяются качественными, индивидуальными различиями. Это легко выяснить на примере из химии. Тела входят в соединения друг с другом, причем сохраняются между ними определенные количественные отношения. В этом случае свойства тел не безразличны. Самое количественное отношение двух тел определяется качественными их свойствами. Одно тело соединяется с другим в определенном отношении. С прочими телами данное тело соединяется в иных количественных отношениях, так что эти последние зависят от свойства тел.

Введение Анаксагором понятия качественной особенности дает определенное удовлетворяющее разум основание для соединения всех элементов существующего. Атомисты видели начало соединения в случайности - τύχη. - Демокрит говорил: "Существуют атомы, пустота, движение атомов; из этого движения рождаются все сложные тела". Но почему атомы движутся, на этот вопрос здесь объяснения нет. Их движение принимается как дело случая. Пифагорейцы же полагали началом соединения не случай, а некоторую границу, данную в числовых отношениях. Таким образом введение Анаксагором понятия качественной особенности представляет несомненный прогрессе. У Анаксагора началом соединения является не случай, т. е. отсутствие всякого основания, не число-количественное отношение, общее и внешнее, а внутреннее качественное свойство изменяющегося. "Ничто в мире не делается по случаю, а с необходимостью; все однородное по своему свойству привлекается к однородному", - говорит Анаксагор.

Но хотя все существующие элементы имеют, по Анаксагору, определенные качества, вследствие которых они (элементы]) входят в соединения, они соединяются не безразлично: в них предрасположено известное соединение. Каждый из этих элементов может вступать не во всякое соединение с другим, а лишь в определенное; но каждый элемент может соединяться с другими элементами, образуя различные целые. Насколько гармонически соединены в этом общем целом все элементы, настолько оно является совершенным целым. На примере это еще очевиднее: Язык состоит из большого числа различных слов. Каждое из них не есть простой безразличный атом языка, который мог бы вступить в соединение с другими безразлично. Каждое слово есть то же, что анаксагоровская όμοιομέρεα- т. е. соединение, имеющее свой особенный смысл, свое особенное качество, свою индивидуальность. Каждое слово соединяется не безразлично с каким попало. Тем не менее одни и те же слова могут входить в различные соединения для выражения различных идей, и очевидно, для того, чтобы эти слова вышли в определенные сочетания, необходимо предположить существование той общей идеи, которая для своего выражения пользуется этими именно словами в этом их определенном сочетании.
Прилагая это к воззрениям Араксагора, можно сказать, что по его учению, хотя все элементы и имеют определенные качества, хотя они и склонны входить по этим качествам в соединения, однако, чтобы вышел именно этот космос, а не другой, менее совершенный, необходимо, чтобы существовала общая идея, которая для своего осуществления должна соединить все элементы в одно определенное сочетание, как одна творческая идея соединяет множество различных слов в одну цельную поэму. - Отсюда вытекает следующее заключение: действующее начало, т. е. то что производит соединение всего, должно быть определено как нечто, имеющее идею такого соединения в самом себе. Это начало есть ум.

3) У Анаксагора мы имеем начало ума как действующей причины. Эмпедокл видел эту причину в безразличной силе внутреннего притяжения - φιλία, которое стремится слить все в одну абсолютную сферу без различия индивидуальных особенностей. У Эмпедокла как соединяемое понималось без различия качеств, так и соединяющее являлось безразличным влечением всего ко всему.