Карта сайта

IV. ПИФАГОРЕЙЦЫ

Очевидно, однако, недостаточно утверждать истину единого, неистину множественного бытия, которое дано, как факт, и если единое есть истина, из него должно быть выведено многое. Должно найти что-нибудь посредствующее между единой истиной, данной в идее уму, и множественной действительностью, которая открывается чувственным опытом. Такое посредствующее начало философия пифагорейская указала в числах. Число есть нечто среднее между бытием чисто идеальным и чувственным. Число не есть чистая идея ума и не есть данное опыта. Это именно посредствующее звено между тем и другим.

От основателя пифагорейской школы Пифагора12 не дошло до нас никаких достоверных известий. Об его учении знаем, главным образом по отрывкам из Филолая, его ученика, и из Метафизики Аристотеля, который говорит о пифагорейском учении вообще. По Филолаю мы должны признать два начала существующего, которые он называет άπειρον и πέρας - неопределенное и предел. Очевидно это другие названия, для факта и идеи, действительности и истины. Здесь допускается беспредельное, т. е. неопределенная множественность бытия, как факт, как материальная действительность; потом в силу непреложного требования ума утверждается, что беспредельное ограничивается некоторым нематериальным пределом, выражающим собой осуществление идеального единства. Из этого противоположения идеальной определенности и материальной неопределенности возникает ряд последовательных отношений, которые все более и более определяют фактическую множественность идеальным единством. Если мы имеем таким образом с одной стороны чисто идеальное бытие, а с другой - бытие материальное, то спрашивается: что, какая сила приводит материальную неопределенность к идеальному определению? Какою силою идея осуществляет ее в материальной действительности, потому что сама по себе идея и ее отношения к материальной действительности, выражаемые в системе чисел, представляют по пифагорейскому учению (так же как и "единое" элеатов) бытие неподвижное, отрешенное, не имеющее действующей силы. Это вечная форма бытия; но спрашивается: чем, какою силою эта форма реализуется, какою силою неопределенная множественное, явлений вводится в эту определенную форму? Возникает вопрос о действующей причине (causa efficient άρχήτης κινήσεως) вселенной.

Предшествующая философия решала сперва вопрос о материальной причине, о том, из чего все существующее происходит, затем о причине формальной, т. е. идеальной форме существующего; наконец в третий момент своего развития древнейшая греческая философия занята вопросом о причине, переводящей форму в материю. На этот вопрос отвечают две последние системы древнейшей греч[еской] философии - система Эмпедокпа Агригентского и Анаксагора.