Карта сайта

III. ЭЛЕАТЫ

Но если атомизм представляет собой последнюю   степень  философии материалистической, он не может быть последним словом философии вообще. Если логическое исследование материального мира приводит к тому результату, что в этом мире нет никакого единства, что он только совокупность множественных элементов, это показывает, что философия не может ограничиться исследованием материального мира, потому что в самом основании, философии, как основной вопрос, как основное требование ума (из которого происходит вся философия) лежит вопрос об едином начале, из которого происходит и объясняется вся множественность и случайность существующего. Поэтому мы видим, что и греческий ум не остановился на атомизме и перешел к новой фазе своего развития, поставил вопрос иначе - более точно и определенно: если единое начало всего существующего не находится в мире материальном, значит оно находится независимо от него. Это исходная точка философии элеатской школы, основатель которой Ксенофан из Колофона (ок. 550 г. до Р. Хр.), по свидетельству
Аристотеля, взглянув на все существующее, нашел, что истинно есть только единое и что единое есть Бог. От сочинений Ксенофана Колофонского до нас дошли немногочисленные отрывки, имеющие характер более полемически-богословский, чем философский. Из этих фрагментов мы узнаем сущность его учения, которое состоит в утверждении единого сущего, как самостоятельно, неизменно пребывающего начала, независимого от материальной множественности явлений. Признавая такое безусловное единое начало, Ксенофан естественно восставал против многобожия народной религии. Для него Бог - один, а многие боги Олимпа суть, по его мнению, не более как вымыслы поэтов, которые наклеветали на божество, приписав своим богам позорные дела, которых стыдиться должны бы были и люди. Они создали богов по своему образу. Подобным образом быки и лошади, если бы были способны к творчеству, создали бы себе богов в виде быков и лошадей.

Учение об едином как истинно сущем, которое Ксенофан высказывал в полемической форме, изложено в форме догматическо-философской его учеником Парменидом из Элей. Парменид оставил два сочинения - одно об истине, другое о заблуждении или о кажущемся. Согласно Пармениду, истина есть только единое сущее, "По истине, - говорит он, - есть только сущее, только единое, то, что не есть не сущее, не единое, немыслимо, потому что его и нет совсем. Если нет небытия, нет и множественности, потому что множественность есть ограничение единого сущего небытием. Истина не может быть ограничена небытием. Всякое ограничение, всякое небытие есть только заблуждение". Этим утверждением идеального единства, безусловно единого или сущего исчерпывается вся элеатская философия.

Ученик Парменида Зенон развил эти же утверждения, но в иной форме, именно: если Парменид говорит, что есть только единое сущее, а многого материального нет, то Зенон доходит до того же результата отрицательным путем, доказывая нелепость, несообразность тех заключений, которые произойдут, если признать множественность и небытие.