Карта сайта

IV. СРАВНЕНИЕ МИРОВ БОЖЕСТВЕННОГО И ПРИРОДНОГО

Содержание мира божественного и природного одно и то же; то же все, та же у них сила бытия, сила самоутверждения, способность говорить "я есмь". Различие в положении: один - перестановка другого. В мире божественном каждое существо есть идея. В мире природном идея теряет свою универсальность, Тем не менее сила бытия сохраняет свою безграничность. Самоутверждение в природе безусловно, содержание же ограничено, условно. Та сила бытия, которая скрыта в Боге, как субстрат идеи, здесь выступает наружу, потому что сила бытия не покрывается идеей. Бог есть для идеи. Он все для всего. Он ничего не исключает. Отдельное существо стремится быть просто для себя - это сильное, стихийное, материальное начало, которое не есть что-[то] новое, а та же сила самоутверждения, что и в Боге, но только получивши характер стихийной силы, характер необходимости в силу того, что не покрывается идеей.
Материальное начало имеет три признака: 1) Оно случайно для всего, и все случайно для него. 2) Оно всем ограничено: материальный мир - мир границ. 3) Оно исключительно, все остальное ему чуждо, непроницаемо.

Последствием совместного существования этих признаков оказывается вражда всех существ. Так как материальный мир ограничен в каждой своей части совокупностью всех других частей и в то же время беспределен, безмерен в силе самоутверждения каждого из своих элементов, то возникает противоречие, которое и порождает вражду всех. Это противоречие могло бы разрешиться тем чисто механическим порядком всего существующего, который есть предел материального начала. Но такое разрешение, т. е. механическое взаимоограничение всех, вдвойне неудовлетворительно. Bo-1-ых, потому, что им дается как раз обратное тому, к чему каждое стремится; каждое хочет быть безусловным, от всего свободным и над всем господствующим, а является (в механическом порядке), напротив, со всех сторон обусловленным, ограниченным, всему подчиненным. Каждое хочет быть всем, а является вне всего ничтожною дробью целого. Безграничность каждого порождает ограниченность всех. Bo-2-ых, если бы даже одному существу и удалось материально подчинить себе всех других, то этим открылось бы только внутреннее противоречие материального начала, противоречие между силою самоутверждения и ограниченным содержанием. Итак, материальное начало не может оставаться в своей исключительности. Все, лишенное единства в самом себе, стремится достигнуть его. Множественное бытие, не будучи (для себя) всеединством, должно сделаться или стать им.