Карта сайта

УЛИЦА АЛЕКСЕЯ ТОЛСТОГО

До 1945 года она официально называлась Спиридоньевской, в живой речи — Спиридоновкой — по местному храму святого Спиридона. Возникла же улица еще при Иване Грозном — в середине XVI века. Первоначально Спиридоновка доходила до нынешней своей середины и только в XIX веке вышла на современную Садовую-Кудринскую улицу. Пожар 1812 года почти полностью истребил ее старую застройку, преимущественно деревянную.

Улица Алексея Толстого отходит от начала улицы Качалова коротким крутым коленом, что типично для древней Москвы — местные дороги, затем улицы тяготели к проездным крепостным воротам, в данном случае — к Никитским воротам Белого города.

Для коренного москвича Спиридоновка и окружающие ее кварталы — не просто топографическое понятие, а одно из любимых мест столицы, со своей особой спецификой, район, овеянный легендами и историческими ассоциациями. Недаром поэт Александр Жаров в песне «Моряки-москвичи», популярной в годы Великой Отечественной войны, вложил в уста воина-москвича такие слова:

Где родная эта улица, Где любимый этот дом? Не спеши его отыскивать, Замела война следы. Спиридоновка, Никитская, Патриаршие пруды.

Пройдя несколько шагов от улицы Качалова, мы увидим слева полуразвалившееся здание № 3—5 — печальные руины, требующие срочной реставрации. Это ветеран Спиридоновки — палаты Гранатного двора, точнее то, что от них осталось. В 1682 году в этих местах основали Гранатный двор — завод, изготовлявший артиллерийские гранаты, памятник как древней московской архитектуры, так и русской оборонной промышленности. Проект воссоздания палат рисует живописный узорчатый терем, который стал бы сказочным дивом заповедной улицы и привлек бы к ней всеобщее внимание.

Далее — развилка: от улицы Алексея Толстого ответвляется влево улица Щусева — бывший Гранатный переулок, сохранивший в прежнем своем названии память об исчезнувшем дворе. Словно крутой утес, на стрелке улиц высится пятиэтажный дом № 9 (1902 г., архитектор В. А. Величкин), узкий торец которого зодчий умело акцентировал ритмической разбивкой окоп. Здесь осенью 1906 года на литературном вечере у молодого прозаика Бориса Зайцева И. А. Бунин познакомился с будущей своей женой — Верой Муромцевой.

Рядом, под тем же № 9,— двухэтажный особняк пушкинской поры, где ныне помещается турбюро по обслуживанию москвичей. Скромность этого сооружения сочетается с выразительностью и гармонией форм. Незаметная снаружи особенность — дом не каменный, а сложен из могучих стволов лиственницы.