Карта сайта

УЛИЦА ВОРОВСКОГО

Эта тихая неширокая улица, продолжая Знаменку, была частью важной торговой дороги от Кремля к Великому Новгороду.

Определив улицу в опричнину, Иван Грозный пожаловал ее своим верным слугам — дворянам. Их усадьбы перемежались дворами царских поваров, откуда и пошло старое, продержавшееся до 1923 года, название улицы — Поварская.

Три окрестных переулка доныне сохраняют названия, связанные со столом и кухней: Столовый, Скатертный, Хлебный, а до недавнего времени были тут еще Чашников и Ножовый.

При Петре I поварскую слободу упразднили, и улицей полностью завладела родовитая знать. Вплоть до Великого Октября Поварская считалась самой аристократической улицей в Москве, как Миллионная в Петербурге. Еще в 1917 году среди ее домовладельцев насчитывались одна княжеская и семь графских семей, не считая нетитулованных дворян.

«Нет улицы, которая была бы так пряма и ровна, как сия,— читаем про Поварскую в путеводителе 1831 года.— Нa ней пет величественных зданий, по она очень красива».

«Быт барский, помещичий,— писал о Поварской в 1862 году журналист Н. Скавронский,— дома с подъездами, громкие фамилии и даже еще кой-где львы па воротах; Сеньки, Ваньки, Федьки в ливреях и без ливрей; растворенные ворота, кареты у подъезда и тихо, робко выезжающий крестьянин в ободранном полушубке из ворот; его пустые розвальни, убогая лошадка и обнаженная голова перед барским домом».

В конце XIX — начале XX века на тихой, благоустроенной улице рядом с «дворянскими гнездами» появились доходные дома и роскошные особняки наиболее преуспевших представителей буржуазии. В 1899 году Поварскую обсадили липами.

Солидная, буржуазно-дворянская улица имела, однако, «неудобную» особенность: была она кратчайшим путем, соединявшим пролетарскую Пресню с центром. Поэтому и в 1905 и в 1917 годах улица стала местом упорных революционных схваток. В декабре 1905 года Поварская покрылась баррикадами, против которых царские войска оказались бессильными. В 1917 году юнкера пытались пробиться по этой улице на Пресню, но были сначала отбиты, а потом и отброшены к Арбатской площади, где вскоре капитулировали.

В 1923 году улице было присвоено имя В. В. Воровского, видного большевика и дипломата, убитого в Лозанне белогвардейцами. Кстати, Вацлав Вацлавович был коренным москвичом. Он родился, учился и провел годы молодости в Москве.

В советское время улицу покрыли асфальтом, украсили несколькими капитальными домами, хорошо вписавшимися в ее старые контуры. В 1963 году часть ее растворилась в Новом Арбате. Ныне начало ее левой стороны определяет древнейшее строение всей улицы — церковь Симеона Столпника (1679 г.). Некогда купола ее господствовали над окружающими кварталами, теперь, на фоне громад Нового Арбата, она выглядит миниатюрной сувенирной безделушкой.

Церковь эта упомянута в VII главе «Евгения Онегина». На вопрос матери Татьяны о предмете их девичьих воздыханий «Грандисоне», который был «славный франт, игрок и гвардии сержант», московская кузина Лариной отвечает, что сей Грандисон «в Москве, живет у Симеона; меня в сочельник навестил; недавно сына он женил». Жить у Симеона означало жить в приходе церкви Симеона, то есть поблизости от нее.