Карта сайта

Переулок Мечникова, названный так в честь ...

Переулок Мечникова, названный так в честь выдающегося русского биолога-материалиста, до 1958 года носил название Малый Казенный, а следующий — переулок Аркадия Гайдара, где в доме № 8 жил замечательный советский писатель, именовался до 1957 года Большим Казенным. В этой местности в XVII веке находилась Казенная, т. е. государственная, хлебная слобода. Между обоими переулками простирается знаменитый «чкаловский дом», глядя на который вспоминаешь известные стихи С. Я. Маршака:

В этом доме с давних пор Чкалов жил Валерий, Выходил он к нам во двор Вот из этой двери. Долго будет эта дверь Гордостью квартала. Наша улица теперь Чкаловскою стала.

Здание построено в 1936 году по проекту А. А. Кесслера. Старейшая на нем мемориальная доска (в левой части) напоминает о В. П. Чкалове, другие — о таких его выдающихся соседях, как композитор С. С. Прокофьев, поэт С. Я. Маршак, художник К. Ф. Юон, скрипач Д. Ф. Ойстрах.

Завершение и заселение в первые послевоенные годы домов № 18 (с кинотеатром «Звезда», открытым в 1952 году) и № 24 (с железнодорожными кассами) ознаменовало продолжение интенсивной застройки магистрали, прерванной войной. Дом № 22 на углу с улицей Елизаровой появился еще в 1914 году, однако и он в начале 1950-х годов «подрос» па три этажа, незаметно, но органично вписавшись в линию послевоенных новостроек.

Десятилетием позднее — в 1962 году — в глубине участка № 24—32 вырос десятиэтажный дом, отмеченный вертикалями балконов. Расположенный напротив Курского вокзала, он, к сожалению, спроектирован без учета важного градообразующего значения этого места. Человек, впервые приезжающий в Москву, рассчитывает при выходе из вокзала увидеть не здание обыденной архитектуры, а нечто выдающееся, в какой-то степени отражающее величие столицы; он будет разочарован.

Через левую сторону площадки, занятой этим домом, узкой 250-метровой полосой до самого Подсосенского переулка тянулся участок, некогда купленный миллионером Викулой Морозовым. Внуком его был выдающийся революционер, герой революции 1905 года Н. П. Шмит. Нa средства миллионера-мецената была основана нынешняя 1-я городская детская клиническая больница. На улицу выходит двухэтажный нарядный особняк, который В. Морозов в конце XIX века построил для одного из своих сыновей.

В 1928 году были заселены два однотипных корпуса под № 34, связанные воедино парадным входом во двор. Их строитель М. И. Мотылев скромными средствами добился известной легкости и живописности зданий, подчеркивающих их жилое назначение. Левый корпус после войны был надстроен, что несколько нарушило цельность ансамбля; наружные лифтовые шахты появились только в 1960-х годах.

Коробка дома № 36 сложена в 1890-х годах; здесь располагалась Московская школа для бедных детей и сирот евангелических вероисповеданий — одно из многочисленных «богоугодных заведений» старой Москвы. После революции здание было передано Московской школе милиции. В конце 1930-х годов его надстроили и капитально реконструировали, после чего оно приобрело современный спокойно-величественный вид. Ныне здесь помещаются строительные организации Мособлисполкома.

Очень тонко и изящно разработан главный фасад дома № 38—40 (1940 г., архитектор В. М. Кусаков). Его прорезают живописные лоджии с портиками, исполненные с большим вкусом. После сноса мелких строений по улице Обуха в 1950-х годах перед левым фасадом дома разбит небольшой, поднимающийся вверх сквер.

Мы вступаем во второй отрезок Земляного вала. Обратим внимание на то, что, несмотря на свою более чем километровую протяженность, он почти прямолинеен: с восточной стороны Садовое кольцо как бы вдавливается внутрь, теряя очертания дуги.

На этом отрезке, вплоть до пересечения с Ульяновской улицей, Земляной вал приобретает относительно спокойный, небойкий характер; действие магнитного поля Курского вокзала с его станцией метро здесь ослабевает, а близость Таганской площади еще не чувствуется. Правда, есть одно исключение: около популярного на всю Москву магазина «Людмила» всегда можно видеть толпу покупателей, точнее покупательниц. Однако сам 12-этажный длинный белоснежный дом № 47—51, сложенный из вибропрокатных деталей, с его мерным чередованием ярко-зеленых лоджий, вызывает ощущение гармонии и уравновешенности. И это незвирая на свой огромный объем! Его авторы — архитектор 3. М. Розенфельд и инженер И. Краюшкин.

К сожалению, соседство с вибропрокатным гигантом оказалось неблагоприятным для архитектурной жемчужины Садового кольца — усадьбы «Высокие горы», теряющейся на этом фоне. Творение талантливого Д. И. Жилярди — один из самых выдающихся памятников московского классицизма. Строился он в 1829 — 1831 годах. Обращенный на улицу фасад главного дома с его изящным восьмиколонным портиком, покоящимся на высокой аркаде, парадная пристройка, ведущая к величественному пандусу, — все это пронизано чарующим ароматом величия и спокойствия. В примыкающем к дому старинном парке сохранились многочисленные служебные постройки и павильоны, выполненные в едином, строго продуманном стиле. У «Высоких гор» сегодняшнее бурное и поспешное Садовое кольцо как бы дает нам передышку, позволяя погрузиться в самую лирическую и возвышающую душу страничку своей архитектурной истории.

«Высокие горы» выполнены в духе изысканнейших дворянских усадеб эпохи русского классицизма, тем не менее никогда дворянам не принадлежали. Ансамбль построен по заказу богатейших чаеторговцев Усачевых (опи владели землями и в районе современной Усачевки), затем был продан текстильному фабриканту Хлудову. Последними владельцами были дочь и зять Хлудова А. А. Найденов. Усадьба и быт ее обитателей π конце XIX века ярко показаны в романе П. Д. Боборыкина «Китай-город».

После революции до 1953 года усадьба была туберкулезным санаторием, затем больницей того же профиля (тут в 1963 году умер поэт Η. Н. Асеев), а с 1964 года в ней врачебно-физкультурный диспансер.