Карта сайта

В пожар 1812 года строения по обе стороны вала ...

В пожар 1812 года строения по обе стороны вала, почти сплошь деревянные, за небольшим исключением сгорели.

Восстановление Москвы после изгнания армии Наполеона непосредственно коснулось и Земляного вала. По проекту Комиссии для строений Москвы, утвержденному в мае 1816 года, было решено остатки вала снести, ров засыпать и превратить былое кольцо укреплений в широкую кольцевую улицу. Однако ширина ее — расстояние между обеими линиями домов достигало 60 метров — для того времени представлялась чрезмерной и ненужной; поэтому под мостовую и тротуары отводилось всего 25 метров, остальное же пространство решено было передать домовладельцам, которые обязывались «разводить садики во всю длину мест своих перед домами по валу, дабы со временем весь проезд вокруг Земляного города с обеих сторон был между садами». Так Земляной вал превратился в Садовое кольцо.

В 1818—1830-х годах этот проект был реализован, однако не полностью. В Замоскворечье палисадников не построили. На месте Зубовского и Смоленского валов были устроены общественные бульвары, а Новинский вал, где издавна происходили народные гулянья, остался широкой площадью — без садов и бульваров; бульвар здесь появился только в 1877 году. Не было палисадников и на площадях Садового кольца.

Частновладельческий характер палисадников привел к тому, что все они оказались чрезвычайно разнородными, не придав магистрали желанную цельность. Каждый домохозяин имел право выбирать насаждения по своему вкусу, только ограду надо было строить по одному из нескольких рисунков, утвержденных Комиссией для строений Москвы.

Тем не менее широкое кольцо мощеных улиц с их палисадниками, опоясавшее Москву, которое сменило череду бугристых проездов, усеянных разрытыми остатками земляного вала и мостиками через ров, бесспорно, украсило город. В «Путеводителе по Москве» 1824 года читаем: «Нельзя не упомянуть о прекрасной Садовой улице... По ширине и болотистому кряжу трудно было мостить сию улицу. Благодетельное правительство уволило владельцев смежных домов, чтобы каждый из них развел у дома сад, красиво огороженный. Таким образом составился обширный и приятный сад».

Многие десятилетия большинство улиц Садового кольца отличалось сугубо провинциальным видом. Малоэтажные по преимуществу дома были едва заметны за разросшимися деревьями и кустами палисадников. По булыжным мостовым громыхали телеги. Магазины сосредоточивались только на площадях. Около полосатых будок дремали постовые полицейские. За решетками палисадников слышалось подчас кудахтанье кур и зычный голос петуха. Даже на рубеже XX века писатель П. Д. Боборыкин писал о Садовой: «Эта улица, сама по себе, представляет уже по крайней мере одну пятую протяжения Москвы, и она, вместе с пространством, заключенным между нею и бульварами, сохраняет до сих пор всего более помещическо-обывательский характер Москвы».

С развитием транспортного движения Садовое кольцо, когда-то считавшееся чрезмерно широким, стало из-за стесненности палисадниками уже узким. По этой причине при прокладке в 1870-е годы конно-железной дороги (конки) поначалу разрешили строить только однорельсовый путь с разъездами. В 1908 году в связи с планом замены конки трамваем в городской думе дебатировался вопрос о расширении Садовых улиц за счет сноса палисадников. Однако палисадники уже перешли в собственность владельцев, и выкуп их обошелся бы чрезмерно дорого.

С начала 1900-х годов монотонная малоэтажность Садового кольца начинает нарушаться строительством громадных, по тем представлениям, доходных домов, из которых особое восхищение москвичей вызывал «небоскреб» у Красных ворот (ныне Садовая-Спасская, 19).