Карта сайта

Пруд, обсаженный липами, обнимают две ...

Пруд, обсаженный липами, обнимают две узкие асфальтированные аллеи, сходящиеся в конце бульвара.

Флора бульвара в последние десятилетия обогатилась рябиной, сиренью, каштанами, березками; летом вдесь благоухают цветники.

Чистопрудный бульвар не раз упоминается в летописи революционного движения Москвы. 9—10 декабря 1905 года отряды жандармерии, пехоты и кавалерии продвигались отсюда в Лобковский переулок (ныне улица Макаренко), к первому очагу Декабрьского вооруженного восстания — училищу Фидлера. В октябре

1917 года революционные войска шли по бульвару из Покровских казарм к Мясницкой занимать почтамт, телеграф, Центральную телефонную станцию. В июле

1918 года бойцы интернационального отряда во главе с венгерским коммунистом Бела Куном оттесняли отсюда левоэсеровских мятежников.

Еще в 1920-е годы на бульваре можно было увидеть цыгана с ученым медведем, палатки с «дедушкиным» и «бабушкиным» квасом, фотографов-«пушкарей» с холстами, на которых были намалеваны рыцарские замки, шарманщиков, торговцев китайскими игрушками и прочую старобульварную экзотику. В 1936 году, когда бульвар стал районным детским парком, его достопримечательностью стал верблюд, катавший на себе детвору.

В Великую Отечественную войну, когда наступала темнота, с бульвара поднимались в небо аэростаты воздушного заграждения.

Чистопрудный бульвар неоднократно упоминается в русской литературе, как дореволюционной — у Писемского, Лескова, Боборыкина,— так и советской. О бульваре периода нэпа можно прочитать в рассказе В. Катаева «Ножи», по которому была написана в свое время оперетта. Бульвару 1920—1930-х годов посвящена кии-га жившего в этом районе Ю. Нагибина «Чистые пруды», по которой был снят кинофильм. О бульваре написано немало стихотворений современных поэтов.

У Покровских ворот бульвар замыкается хорошо сохранившимся зданием бывшей гостиницы, построенной в начале XIX века по проекту предположительно В. П. Стасова, хотя его авторство документально не установлено.

Застройка обеих сторон бульвара в начале его существования была по преимуществу дворянской. Автор путеводителя 1831 года источает восторги: «По обе стороны возвышаются такие домы, которые бы показались предкам нашим за нечто необыкновенное: необразованный ум их не мог бы никогда представить себе таких соразмерных каменных палат». Архивные данные, однако, не подтверждают наличие здесь ни особо больших, даже по тому времени, ни ценных в архитектурном отношении строений; «соразмерность» же зданий для архитектуры эпохи классицизма была условием обязательным. Во всяком случае, по своей застройке Чистопрудный бульвар не мог сравниться ни с Тверским, ни с Никитским.

Во второй половине века барские особняки перешли в руки среднего купечества, чиновничества и мещанства. Здесь обитала малопочтенная обывательская публика, жизнь которой проходила в погоне за рублем, ожидании наследства, поисках богатых невест, женихов для дочек, слухах и сплетнях. Очевидно, последнее свойство имел в виду Н. С. Лесков, когда в своем романе «Некуда» (1860-е гг.) писал: «На Чистых прудах все дома имеют какую-то пытливую физиономию. Все они точно к чему-то прислушиваются и спрашивают: «Что там такое?»

Осмотрим внешний проезд бульвара от Мясницких ворот.

Под № 1 — угловой трехэтажный дом с продуктовым магазином, некогда — купца Гусятникова, уцелевший в пожар 1812 года.