Карта сайта

После 1812 года кварталы Бульварного кольца ...

После 1812 года кварталы Бульварного кольца, почти полностью выгоревшие, стали быстро отстраиваться. Здесь появилось множество дворянских особняков, построенных в стиле позднего классицизма — ампир. Немало этих изящных строений, отличающихся строгой симметрией и благородством форм, с обязательным портиком посередине, сохранилось до наших дней.

«...Особую прелесть придают городу бульвары... — пишет в 1840 году приехавший впервые в Москву II. Г. Чернышевский.— ...Густота деревьев удивительна». Однако к середине XIX века бульвары приходят в упадок. Не только ухода за ними, даже настоящей охраны их налажено не было: деревья сохли или вырубались, газоны вытаптывались, более того, прогулка по некоторым бульварам становилась небезопасной из-за кишевших па них бездомных собак, а в ночное время — из-за грабителей, там промышлявших.

Формально бульварами ведало правление 4-го округа путей сообщения, в который входила Москва с губернией. Однако забота о бульварах воспринималась этим правлением как дополнительная и тяжкая обуза.

В 1862 году генерал-губернатор Москвы приказал произвести внезапный осмотр бульваров и, как писали «Московские ведомости», «открыл большие беспорядки: деревьев не досчитывалось тысячами, барьер был поломан, газон измят, дорожки неудобны для ходьбы, па бульварах гуляли домашние животные окрестных владельцев, а зимой некоторые из последних сваливали на бульвары сорный снег с мостовых». Об этом доложили царю, который повелел срочно исправить полоя?ение. Заведовать бульварами был назначен специальный чиновник (Н. Т. Любеиков). Под его руководством бульвары были обнесены новыми барьерами, древесные насаждения восстановлены, кое-где разведены цветники. Тогда же были утверждены особые бульварные смотрители.

С 1865 года бульвары передали в ведение вновь учрежденного органа городского управления — городской думы, которая для «ремонтного содержания» сдавала их отдельным подрядчикам. Контроль за подрядчиками был слабым; тем самым содержание бульваров зависело от воли и совести — не всегда доброй — того или иного из них.

В 1860—1870-х годах облик бульварной застройки начинает резко меняться. С разорением дворянства большинство домов переходит в руки купечества. В это время сильно поднялись цены на землю, особенно в центральных частях города. Романтические ампирные особняки начала века либо перестраиваются до неузнаваемости, либо уступают место громоздким домам-сундукам. Исчезают просторные сады, окружавшие дома, все тесней становятся ряды построек, используется каждая квадратная сажень. А с начала XX века на бульвары все гуще ложатся тени от многоэтажных доходных домов, богато отделанных, но в эстетическом отношении чаще всего невыразительных.

В 1880-х годах Бульварное кольцо оглашается звяканием конно-железной дороги, в просторечии — конки. В 1911 году ее сменяет трамвай маршрута А — родная сердцу каждого старожила «аннушка». Почти час требовался ей тогда, чтобы объехать бульвары.

Численность пролетариата в Москве бурно растет. Все чаще мелькают на бульварных аллеях косоворотки, блузы, картузы, косынки. Для многих московских рабочих бульвары стали единственным местом летнего отдыха. Это тонко подметил в фельетоне «Московское лето наступает» репортер газеты «Курьер» Леонид Андреев, впоследствии известный писатель:

«Своеобразная это толпа — московская бульварная публика. Словно по обязанности мерно движется она с одного конца бульвара в другой под глухие рыкающие звуки оркестра, заглушаемые громом уличной езды. Лица утомленные, невеселые; говорят, смеются, но без радости... Это все каторжники городской жизни. Накрепко прикованные к своей тачке, они обречены гулять все лето в одном узком, отмежеванном для них пространстве бульвара, и они гуляют, гуляют... Не знающие свободы,— многие из них и не ищут лучшего и довольны серой .зеленью обломанных, искалеченных лип, и с радостью дышат воздухом, который не весь пыль и асфальт».