Карта сайта

Почему же саботировался приказ всемогущей ...

Почему же саботировался приказ всемогущей императрицы? Разгадка проста: отведенная под обсадку полоса во многих местах уже была застроена казенными и «партикулярными», т. е. частными, строениями, в том числе и прочными каменными. Сносить казенные дома у московских властей не поднималась рука, владельцы же частных зданий, разумеется, всеми правдами и неправдами сопротивлялись реализации проекта.

Только в 1796 году, уже при Павле I, появился первый московский бульвар — Тверской. Вместе с ним привилось на русской почве и самое слово «бульвар». Заимствовано оно было из французского языка — «boulevard», а во французский пришло из немецкого — «Bolwerk», что означает «крепостная стена». Обычай устраивать на месте упраздняемых крепостных стен аллеи, окаймленные газонами, деревьями и кустами, давно yHie был известен во Франции. Отсюда и смещение понятия «Bolwerk — boulevard» — место, где проходила городская стена, становилось зеленой полосой. То же самое произошло и в Москве.

Написание и произношение этого вновь приобретенного русским языком слова долгое время — под влиянием французского источника — колебались: то «бульвар», то «булевар», а иногда и «булевард». Только к середине прошлого века окончательно утвердилось «бульвар».

А простой трудящийся люд переиначил это иностранное словцо по-своему: «гульвар». «Коли люди па нем гуляют, стало быть, гульвар».

После устройства Тверского бульвара стали постепенно освобождать от строений, выравнивать, обсаживать деревьями и некоторые другие отрезки бывшего Белого города. Однако убогие полоски, окаймленные двумя рядами тощих саженцев, мало походили на современные тенистые и цветущие бульвары; популярным местом прогулок жителей они так и не стали и в литературе следа почти не оставили.

По-настоящему Бульварное кольцо сложилось уже после пожара 1812 года и освобождения белокаменной столицы от полчищ Наполеона.

«Пожар способствовал ей много к украшенью» — знаменитый грибоедовский парадокс подразумевал, безусловно, и украшение Москвы живописными цветущими бульварами.

Первым из них возродился Тверской. А в 1820-е годы устройство всех 10 бульваров было завершено.

«Бульвары простираются полукружием около Белого города, и оба конца их прилегают к Москве-реке»,— сказано в путеводителе, изданном в 1824 году Сергеем Глинкой.

«Устроение бульваров есть щастливая выдумка; ибо это придало неимоверную красоту древней нашей столице»,— говорится в одном из альманахов 1829 года.

В том же году Виссарион Белинский пишет про «круг опоясывающих Москву бульваров» как о «лучшем ее украшении, которому Петербург имеет полное право завидовать».

Mенее восторжен двадцатилетний Михаил Лермонтов. В своем очерке «Панорама Москвы» (1834 г.) ои отмечает «пыльную зелень бульваров, устроенных на древнем городском валу». Бульвары в то время не поливались, пыли на аллеях было много.

«Срыты валы — и на них, как зеленая лента, бульвары»,— замечает в стихотворении 1845 года «Московская жизнь» поэт М. А. Дмитриев.