Карта сайта

ИЛЬИНКА

Это главная улица былого Китай-города, или Большого посада,— древнего поселения к востоку от Кремля, где прежде всех обосновались ремесленники и торговцы. В 1535—1538 годах для защиты от военных нападений посад обнесли кирпичной стеной с воротами, проходившей по линии: Москворецкая набережная — Китайский проезд — Старая и Новая площади — Театральный проезд — площадь Революции. Четыре столетня спустя эти стены были разобраны, остатки их сохранились в Китайском проезде и за зданием «Метрополя». Огороженное место стало именоваться Китай-город, т. е. «Срединный город» («Китай» по-монгольски значит середина). И в самом деле: район этот, как и Кремль, к которому он примыкает, образует срединную, центральную часть столицы.

Еще в средние века Китай-город, включавший в себя Красную площадь, был главным торговым районом Москвы. Эта роль сохранилась за ним вплоть до начала XX века, да не утратилась, в общем, и в наше время: вспомним ГУМ и оживленную Никольскую. Преимущественно торговым характером многие века отличалась и Ильинка (с 1935 по 1990 год называлась улицей Куйбышева). Только к концу XIX века торговый капитал здесь стал уступать свои позиции финансовому. Ильинка стала главной авеню «московского Сити» — так метко прозвали Китай-город дореволюционные журналисты.

Сравнительно небольшая улица в наши дни преисполнена тишины и спокойствия. Как и во всем бывшем Китай-городе, здесь почти уже не осталось жилых помещений, поэтому к вечеру она пустеет — и в редком окне увидишь свет. В старину же это была одна из самых оживленных улиц Москвы.

Еще в середине XIX века обе стороны улицы были унизаны лавками и трактирами. За трактирными столами торговцы любили посидеть, посудачить друг с другом, выяснить цены, заключить сделку. Ильинка была свидетельницей умопомрачительных взлетов и трагических падений, внезапного обогащения или же обнищания тех или иных торговых людей, конкурировавших между собой. Обанкротившегося купца Вольтова в комедии Островского «Свои люди — сочтемся!» должны провести но Ильинке в долговую тюрьму. Больше всего страшится он публичного позора, взглядов знакомых купцов: «Мне Ильинка-то теперь за сто верст покажется. Вы подымайте только, каково по Ильинке-то идти». А надеющийся разбогатеть приказчик Ераст в пьесе «Сердце не камень» мечтает «в шубе с седым бобровым воротником по Ильинке проехаться».

А запахи? От лавок старой Ильинки исходили ароматы, служившие как бы дополнением к вывескам. В рассказе Бунина «Далекое» герой едет по «пахучей от всякой москатели Ильинке».

Левая сторона улицы начинается со здания ГУМа, уже описанного в главе «Красная площадь». За проездом Сапунова — так называемый малый корпус ГУМа, здание аналогичной архитектуры, построенное одновременно с главным (1893 г., архитектор А. И. Померанцев). В начале 1930-х годов в одном из помещений дома действовали курсы по ракетной технике Осоавиахима. Обширный квартал за ним заполнен разнокалиберными строениями, принадлежавшими Обществу Теплых рядов, само название которого говорит о том, что отапливаемые зимой магазины были на старой Ильинке явлением нечастым. В этом комплексе обращает на себя внимание здание бывшей церкви Ильи, дошедшее до нас с XVI века,— остаток упраздненного в 1626 году Ильинского монастыря, давшего название улице. Любопытно, что подклет церкви использовался не для культовых, а для торговых целей: на Ильинке все было подчинено Меркурию, и евангельскую легенду об изгнании торгующих из храма здесь вспоминали неохотно. Главное, выходящее на улицу здание Теплых рядов снабжено датой «1865» (архитектор А. С. Никитин) и наивным барельефом — эмблемой развития торговли и промышленности. В 1930-х годах здание занял Мосметрострой.

Далее высится пятиэтажное здание подворья Троице-Сергиевой лавры (1876 г., архитектор П. П. Скомо-рошенко). Долгое время это было самое высокое гражданское строение Москвы. Богатейший монастырь эксплуатировал его для сдачи под квартиры, конторы, склады; во втором этаже располагался шикарный Новотроицкий трактир, излюбленный ресторан коммерсантов и биржевиков. Он упоминается в комедии Островского «Бешеные деньги», а также в мемуарной литературе.