Карта сайта

В начале нашего века и без того узкую и шумную ...

В начале нашего века и без того узкую и шумную улицу утеснил трамвай. Одно из ранних стихотворений Маяковского «Из улицы в улицу» родилось от впечатлений о трамвайной поездке по Сретенке.

В декабре 1905 года на улице были сооружены баррикады. В октябре 1917 года только после многодневных упорных боев рабочим отрядам удалось оттеснить закрепившихся здесь юнкеров.

Описывать биографию сретенских домов — дело трудное и неблагодарное. Стены многих из них стоят еще с XVIII века, постройки обновлялись и видоизменялись в зависимости от возможностей и вкусов часто сменявшихся владельцев, датировка их тем самым крайне усложняется. К тому же ценных памятников архитектуры тут немного. Запруженная пешеходами, узкая

Сретенка никак не приспособлена для спокойной обзорной экскурсии. Здесь не прогуливаются, здесь преимущественно покупают — магазинов по-прежнему мно-жество.

На одну специфическую особенность Сретенки обратил внимание писатель-москвовед А. И. Вьюрков: па ней нет ворот. Дворы выходят только в прилегающие переулки. Не случайно: купцы-домовладельцы использовали каждую сажень красной линии под торговые помещения с витринами, переулок же был при каждом доме.

Остановимся на наиболее интересных и характерных зданиях Сретенки.

Дома № 1 (торцовый) и № 3 (церковь Успения) будут описаны в главе «Рождественский бульвар». Крохотный торговый павильон за церковью — бывшая свечная лавка, появившаяся в 1892 году.

Двухэтажный дом под № 7 храпит пропорции, характерные для строений послепожарной Москвы. Длинное трехэтажное здание № 9 между Печатниковым и Колокольниковым переулками, с тремя магазинами печатной продукции, стоит еще с XVIII века, но пере* страивалось. Это было подворье богатого купца Малютина с меблированными комнатами, лавками, трактирами и аптекой — типичный для старой Сретенки дом-муравейник, в котором богатство хозяина сочеталось с нищетой жильцов-съемщиков. В 1913 году Малюшин решил на месте подворья построить семиэтажную доходную громаду, но война и революция сорвали эти планы,

Дом № 11 в следующем квартале выделяется внушительным объемом и не лишенными благородства формами. Это каким-то чудом появившийся на мещанской Сретенке барский особняк, перестроенный й 1817 году состоятельными купцами Сушенковыми. Журналист середины XIX века с горечью писал о нем! «...это уж не барский дом для раздольного жилья, а просто — спекуляция». Как и в доме № 9, все его помещения сдавались внаймы под торговые заведения и углы для жилья.

После революции часть дома занял райком партии. В июле 1941 года здесь была сформирована 13-я дивизия народного ополчения.

Трехэтажное здание № 13 дошло до нас с XVIII века, но с многочисленными переделками. После национализации оно стало домом-коммуной работников Наркомфина; № 15 в центральной своей части — типичное для 1900-х годов деловое широкооконное здание стиля модерн. За ним — Большой Головин (бывш. Соболев) переулок, где в студенческие годы жил А. П. Чехов, уже тогда признававшийся: «Я навсегда москвич». Нравы этого трущобного, населенного в то время преимущественно «отбросами общества» переулка описаны ни в рассказе «Припадок».

В доме № 17 в начале 1860-х гг. снимал квартиру Н. Г. Рубинштейн, здесь проходили занятия музыкальных классов, ставших основой Московской консерватории.

Далее находился один из популярнейших в свое время кинотеатров Москвы — «Уран», открытый в конце 1914 года в части старого здания № 19 и окончивший свой век 31 декабря 1977 года. В доме № 23 в 1920-х годах работала драматическая студия под руководством 10. А. Завадского, в которой начинали сценическую деятельность такие крупные мастера сцены, как Н. Д. Мордвинов, Р. Я. Плятт, В. П. Марецкая. Завершает левую сторону Сретенки стоящая в глубине участка старинная церковь Троицы в Листах (1651 — 1661 гг.), охраняемая как памятник архитектуры. Строилась она на средства стрельцов располагавшегося вокруг полка Сухарева. Ныне здание реставрируется.