Карта сайта

Зато почти в первозданном виде дошел ...

Зато почти в первозданном виде дошел до нас дом № 25, постройка 1790-х годов того же Казакова, стоящий после углового жилого корпуса № 25а, возведенного для работников милиции в 1934 году. При небольшой высоте (всего три этажа в центральной части) ка-заковский дом выглядит чрезвычайно парадно и внушительно. Прекрасен шестиколонный портик под треугольным фронтоном, скульптурные вставки, изящный правый флигель. Дом был построен для богатого купца Губина, однако ничем не отличается от усадьбы екатерининского вельможи. Это один из лучших образцов московского классицизма. В 1880-е годы наследники Губина сдали дом под гимназию, где, в частности, учился В. Я. Брюсов, исключенный отсюда за «вольнолюбие». Многие годы в здании находится Институт ревматизма.

Вернемся к Театральной площади, чтобы ознакомиться с правой стороной улицы.

В 1974 году к старому ЦУМу на месте двух маленьких пассажей пристроено повое шестиэтажное здание. Оно умело, с тактом и вкусом приспособлено к псевдоготике «Мюра и Мерилиза» и вместе с тем выглядит вполне современно, все три фасада его решены смело и просто (архитекторы С. И. Никулин, Ю. В. Омельченко и А. А. Казаков). Оборудован дом по последнему слову торговой техники: почти везде свободный доступ к прилавкам, эскалаторы, кондиционеры, шесть грузовых лифтов.

Перекресток двух торговых улиц — Петровки и Кузнецкого моста — всегда был одним из самых оживленных в Москве. Не случайно именно здесь в 1930 году был установлен первый и единственный тогда электрический светофор. Сейчас их в городе несколько тысяч.

Двухэтажный дом № б стоит с 1820-х годов, он описан в главе «Кузнецкий мост».

Далее под № 8 — дом, построенный около 1900 года Р. И. Клейном для французской виноторговой фирмы Депре, владевшей этим участком и до того уже много лет. Фирма была знаменита. Герцен, описывая студенческие вечеринки своего времени, замечает в «Былом и думах»: «Вино, разумеется, берется па Петровке у Депре». «Портвейн и херес, взятые от Депре» подавались на обеде у Облонских («Анна Каренина» Л. Н. Толстого).

Громадные арки дома № 10 приглашают в две торговые линии Петровского пассажа, открытого в 1906 году (архитектор С. М. Калугин). Архитектура здания не избежала влияния стиля модерн. Обратим внимание на барельеф «Рабочий» (скульптор М. Г. Манизер) у входа. Это одна из памятных досок, установленная в 1921 году по ленинскому плану монументальной пропаганды,— ныне тщательно оберегаемая реликвия.

Помимо торговых функций пассаж выполнял и другие. В 1920-х годах в нем была развернута Постоянная промышленная выставка ВСНХ, многие помещения были заняты учреждениями и проектными мастерскими. В начале 1930-х годов во второй линии располагался трест Дирижаблестрой, где конструировались первые советские дирижабли. Главным консультантом треста был Умберто Нобиле.

В 1990 году закончилась реконструкция Пaccaжa турецкой фирмой «Энка».

Владения № 12, 14 и 16 некогда занимала усадьба дворян Раевских —- прекраспый ансамбль в стиле русского классицизма, один из лучших в Москве. Главный дом, стоящий с отступом от красной линии, несколько раз горел, перестраивался и в настоящее время представляет собой, по существу, совершенно новое здание, правда, стилизованное под архитектуру классицизма (1951 г., архитекторы В. В. Лебедев, П. П. Штеллер, И. В. Шервуд). Полностью утратили свое изящество и подобие некогда одинаковые и симметрично поставленные флигеля; еще в XIX веке они превратились в громоздкие купеческие дома-сундуки. В главном здании и левом флигеле до 1917 года находилось так называемое Кредитное общество — известный своими спекуляциями и злоупотреблениями банк, дававший ссуды в основном на домостроительство. За счет разорявшихся мелких вкладчиков хозяева банка наживали миллионы. Одно судебное дело «Кредитки» следовало за другим. Куплетисты распевали:

Много лет уже в «Кредитке» Полный царствует хаос, От нес лихие пытки Москвичам терпеть пришлось.