Карта сайта

Музеи-соборы Кремля - 15 - В крытой галерее церкви находится теперь музей ...

В крытой галерее церкви находится теперь музей древнерусской деревянной скульптуры. Многие десятилетия, вплоть до середины 50-х годов нашего столетия, бытовало убеждение, что древнерусским художникам было несвойственно пластическое восприятие мира97. И лишь стараниями искусствоведа и реставратора Н. Н. Померанцева эта теория была опровергнута. Вот почему небольшое, но очень своеобразное собрание музея представляет сегодня особый интерес.

Письменные источники и археологические находки убедительно говорят о широко распространенном искусстве скульптуры из дерева у славян-язычников. Несомненно, что после принятия христианства искусство скульптуры продолжало жить на Руси. Только, как и старые языческие боги и языческие верования, оно облеклось в новые, христианские одежды. Ведь и сам процесс утверждения новой государственной религии на Руси был очень длительным и сложным. Даже «в центральной России,— как утверждает В. Ключевский, — христианство в XII веке только еще распространялось» 98.

Так как основным материалом для скульптуры в лесной России было дерево, то естественно, что само время, многочисленные пожары, опустошительные войны не щадили эти произведения. А многие уцелевшие памятники были уничтожены по указу Синода 1722 года, как противоречащие основам православной веры. Известные ныне произведения древнерусской деревянной пластики были в большинстве своем обнаружены в подклетах старых церквей, на колокольнях, в далеких северных монастырях. Значительная часть их в настоящее время находится в коллекции музеев Кремля.

Старейшим памятником собрания следует считать пострадавшую в одном из московских пожаров фигуру Дмитрия Солун-ского XV века. Святой воин изображен во весь рост. В проработке головы, волос и даже доспеха ощущается влияние русского скульптора второй половины XV века Василия Ермолина, чье каменное изваяние Георгия Победоносца некогда украшало Спасские ворота Московского Кремля.

Изображения Георгия, Дмитрия Солунского, Николы Можайского с мечом и крепостью в руках были излюбленными в творчестве древнерусских резчиков по дереву. Это не просто изображения непобедимого «небесного» воинства. Они — олицетворение геройства, мужества, стойкости в борьбе с врагом.

Плоская сзади фигура Дмитрия Солунского привлекает к себе внимание яркой полихромией. Эти две особенности характерны, пожалуй, для всей русской деревянной скульптуры. Борьба с идолопоклонничеством (а всякая объемная фигура рассматривалась церковью вплоть до начала XVIII века как «идол») понуждала русских скульпторов приближать свои произведения к привычной, канонизированной иконе. Отсюда и попытка сочетать, казалось бы, несовместимые начала: объемность и плоскостность решения. Отказываясь от возможности кругового осмотра фигуры, резчики делали ее плоской со спины, а еще чаще заключали фигуры в неглубокие киоты или вообще исполняли их в технике высокого рельефа, подчеркивая тем самым «иконность» изображения. Это хорошо видно и на изображении Николы Можайского, и святых Зосимы и Савватия, и Георгия Победоносца, и Богоматери, и на великолепно исполненных надгробиях митрополитов из Успенского собора.

Почти обязательной была и роспись пластических изображений. Причем киот, как правило, расписывали в более темных тонах, чтобы выделить силуэт красочной фигуры. Но вместе с тем эта роспись всегда должна была напоминать зрителю о иконной плоскостности изображения.

Небольшая коллекция деревянной скульптуры в галерее церкви Ризположения вместе с троном Ивана Грозного в Успенском соборе позволяет наметить пути развития русской пластики XV—XVII столетий в ее различных проявлениях и стилевых особенностях.

Полная сохранность в музее-церкви интерьера первой половины XVII века как бы подготавливает посетителя к переходу в Музей прикладного искусства и быта XVII века, расположенный рядом в бывших Патриарших палатах.