Карта сайта

Музеи-соборы Кремля - 12 - Сегодня интерьер собора представляется нам ...

Сегодня интерьер собора представляется нам слишком мрачным и затемненным. Впечатление это рождается и тем, что в XVIII веке заложили окна в южной стене (из-за контрфорсов, поставленных во время земляных работ для строительства Большого Кремлевского дворца по проекту Баженова), и тем, что созданные в первой половине XVII века массивные каменные надгробия, накрытые в 1913 году остекленными колпаками, почти не оставляют места для прохода. В основном же интерьер ничем не отличался от обычных древнерусских храмов. В западной стене имеются даже скрытые хоры с двумя окошками, сквозь которые женская половина царской семьи наблюдала за торжественными церемониями. Лишь кресчатые в плане столбы кажутся непривычно массивными из-за высоких постаментов с развитой базой и карнизов полного профиля.

Теперешний Архангельский собор начали расписывать вслед за украшением нового Благовещенского собора. И вполне закономерно, что сюжетика росписей царского некрополя должна была служить тем же идеологическим и политическим целям, что и фрески домашнего храма московских правителей. Здесь «в лицах раскрывается история России. ..»81. В нижнем ярусе северной, западной и южной стен храма изображены фигуры московских великих и удельных князей, погребенных в соборе. На столбах в первом ярусе — наиболее прославленные князья Владимиро-Суздальской Руси, а во втором ярусе — великие князья Руси Киевской. Таким образом, по наблюдению исследователя Архангельского собора Е. С. Сизова, образуется некая иерархическая пирамида, устремленная к небу и как бы утверждающая освященное наследственное право властителей московских.

Это не портретные изображения, это только, по словам летописца, «воображены подобия князей...»92. Эстетические идеалы средневековой Руси, сформировавшиеся под влиянием религиозной философии, не благоприятствовали портретному воспроизведению личности. Художник стремился передать только общее в ущерб индивидуально неповторимому и духовное за счет реальных особенностей личности. Но при этом каждая фигура наделена характерной и только ей присущей деталью. Достоверны лишь изображения богатых, узорчатых одежд и регалий власти. Вместе с тем каждая фигура очень жизненна в силу реально переданных жестов и осанки. Именно благодаря этим чисто человеческим жестам все фигуры первого яруса связаны между собой в единую красочную процессию, как бы направляющуюся с двух сторон к алтарю.

Любопытно, что все изображенные князья имеют нимбы святых, хотя далеко не все были причислены церковью к святым. Так, по велению заказчика, нимбом святости увенчан даже московский князь Василий II, ослепивший своего родственника галичского князя Василия Косого и сам потом ослепленный Дмитрием Ше-мякой, братом Косого. Этим приемом еще раз подчеркивалась «богоизбранность» княжеской власти.

Три с половиной столетия, вплоть до Петра I, служил собор усыпальницей. Сорок шесть гробниц находятся здесь. В них погребены государственные деятели, чьи имена неразрывно связаны с собиранием русских земель вокруг Москвы и возвеличиванием Московского государства. Здесь гробницы первого великого князя московского Ивана Калиты и победителя татар на Куликовом поле Дмитрия Донского, первого «государя всея Руси» Ивана III и брата и сопровителя Петра I — царя Ивана Алексеевича. Здесь же в бывшем диаконнике алтаря, а позже приделе Иоанна Предтечи, похоронен Иван Грозный и его сыновья. Когда-то рядом с ним был похоронен Борис Годунов, но по велению Дмитрия Самозванца гроб был выкопан и вынесен из храма, через специально сделанный в стене пролом. Останки Бориса Годунова сначала перезахоронили в одном из московских монастырей, а позже перевезли в Троице-Сергиеву лавру.