Карта сайта

Музеи-соборы Кремля - 11 - Архангельский собор

Архангельский собор

Напротив Благовещенского собора поднимается собор Архангельский. Отсюда, с западной стороны, только пятиглавие роднит его с русскими храмами. Лоджия перед западным порталом, пилястры с коринфскими капителями, четыре круглых окна в центральной закомаре, белокаменные раковины в остальных закомарах— все свидетельствует о его иноземном происхождении. Действительно, ныне существующий собор был сооружен за три года, с 1505 по 1508, итальянским зодчим Алевизом Новым, незадолго пред тем приехавшим в Россию.

Миниатюры книги «Об избрании на царство Михаила Федоровича», исполненные во второй половине XVII века, да реконструкции советских реставраторов позволяют воссоздать облик храма в XVI столетии. С северной, западной и южной сторон собор окружала открытая арочная на столбах галерея. Каждая закомара была увенчана белокаменной резной пирамидой. На красном фоне кирпичных стен подчеркнуто выделялись не свойственные русской архитектуре элементы классического ордера из белого камня.

Архитектор построил новый собор на месте уже существовавшего. Еще в XII веке здесь стояла деревянная церковь в честь мифического архангела Михаила — предводителя небесного воинства и покровителя русских князей в ратных делах. В 1333 году по приказанию великого князя московского Ивана Калиты на месте обветшавшего храма был воздвигнут новый из белого камня. Предание связывает начало строительства с избавлением от страшного голодного мора 1332 года, явления довольно распространенного в средние века.

В новом храме в 1340 году похоронили Ивана Калиту. И с тех пор собор обрел для Московского государства новое и совершенно особое значение — государственного некрополя. Почитание предков, память «отчич и дедич», было определенным и очень важным культом, способствовавшим идеологическому оправданию наследования земель, власти, воинской славы. Не случайно в Архангельский собор поклониться праху предков и испросить их благословения приходили все московские правители после церемонии венчания на царство или перед отправлением на войну.

Вероятно, поэтому Архангельский собор Ивана Калиты дважды на протяжении полувека украшали новой росписью. Первый раз, в 1344 году, русские мастера Захария, Иосиф и Николай с «дружиною». Второй раз, в 1499 году, собор вновь расписывал Феофан Грек с «дружиною». Фрески эти не сохранились. Но о том, как работал Феофан, рассказывает современник художника талантливый писатель Епифаний Премудрый 89. А как могли выглядеть эти фрески, очень приблизительно можно представить по уцелевшим росписям Феофана в новгородской церкви Спаса на Ильине. «Его мазок энергичен, резок, короток, — пишет исследователь Д. С. Лихачев, — светотень выражена резко, контуры до предела обобщены. Человеческие фигуры исполнены внутреннего напряжения, полны повышенного психологизма, динамики чувств... Росписи Феофана производят впечатление необычайно мощных, монументальных, письмо отличается «корпус-ностью» и вместе с тем какой-то особой трагичностью восприятия» 90.

Подобная манера была, естественно, особенно созвучна самому характеру некрополя московских правителей.

Теперешняя роспись храма относится к 1652—1666 годам. Выполняли ее знаменитые живописцы Степан Резанец, Симон Ушаков, Федор Зубов, Гурий Никитин, Сила Савин и другие. По существовавшей традиции эти опытные мастера, сняв прориси с уже обветшавших росписей, повторили их, строго соблюдая композицию и рисунок фресок XVI века.