Карта сайта

Музеи-соборы Кремля - 8 - Еще в конце XIX столетия было высказано ...

Еще в конце XIX столетия было высказано предположение, что росписи 1508 года погибли во время московского пожара 1547 года. Ведь после Феодосия храм украшали фресками при Алексее Михайловиче, при Екатерине II и еще трижды в XIX веке. Но первые же научные расчистки, проведенные в 1946—1947 годах, отвели это предположение. А еще через несколько лет древние фрески были окончательно освобождены от позднейших наслоений и предстали для всеобщего обозрения почти такими же, какими они были четыре с половиной столетия назад.

Размеры храма определили размер росписей. Они не столь монументальны и велики, как в Успенском соборе, и более повествовательны. А предназначение самого храма как домового собора правителя московского, веяния времени и характер заказчика во многом определили их сюжетику. Средневековая Россия не знала величественных монументов, столь распространенных на Западе. В честь выдающихся событий закладывали и сооружали красивые храмы. Для Василия III, призвавшего мастера Феодосия с артелью, Благовещенский собор был не просто домовым храмом, а величественным памятником его власти, его политики и политики его отца — Ивана III. Вот почему в росписях Благовещенского собора впервые нашла свое наиболее полное воплощение тема преемственности власти государями московскими через князей владимирских и киевских от правителей византийских. На стенах и столпах изображены императоры византийские, прославившиеся утверждением православия, а также крупнейшие русские князья Владимир Мономах, Александр Невский, первый московский князь Даниил Александрович, Иван Калита, Дмитрий Донской, Иван III.

К моменту росписи храма Иван III и Василий III уже сумели объединить вокруг Москвы большинство русских земель. Процесс создания единого национального государства как бы подходил к концу. И стремясь подчеркнуть значение Москвы и свою личную роль в этом процессе, Василий III повелел поместить внутри собора изображения «святых покровителей» крупнейших присоединенных к Москве древнерусских городов — Новгорода, Пскова, Твери, Ярославля, Ростова. Но вместе с тем росписи должны были ежедневно напоминать правителям московским, что вне власти Москвы еще находятся земли рязанские, север-ские, смоленские, киевские. К концу правления Василия III часть этих земель уже была присоединена к Москве.

Иван Грозный приложил еще немало сил для дальнейшего украшения и возвеличивания домового храма-памятника. Видимо, при перестройке собора была заново расписана его галерея. Среди различных библейских сюжетов в галерее помещены изображения древних философов и поэтов Аристотеля, Менандра, Птолемея, Фукидида, Плутарха, Зенона, Гомера, Вергилия. Эти «портреты» могли, вероятно, появиться как свидетельство возросшей образованности и расширившихся культурных связей с Западом, как символ наследования духовных богатств Византии.

Созданный как памятник Москве и ее роли в собирании русских земель, Благовещенский собор для нас стал уникальным музеем-памятником истории древнерусской живописи.