Карта сайта

Музеи-соборы Кремля - 5 - В образе Георгия безвестный художник ...

В образе Георгия безвестный художник сумел воплотить народный идеал воинской доблести. Чуть тронуто румянцем молодое спокойное лицо. Огромные глаза смотрят открыто и прямо. В этом взгляде ощущается воля и сила. Алый плащ, схваченный бантом на правом плече, едва прикрывает стальной пластинчатый доспех. Правой рукой воин сжимает копье. Слева у пояса виден боевой меч. Икона эта стала известна только в 1935 году, когда возникла необходимость укрепить красочный слой на доске XIV века с изображением «Богоматери Одигитрии». Тогда обратили внимание на то, что на обороте доски есть тоже следы какой-то неизвестной живописи. После расчистки и открылось изображение Георгия.

Помимо «Богоматери Одигитрии» в соборе имеется еще несколько памятников древнерусской живописи XIV века, которые, по мнению исследователей, были созданы специально для храма, построенного Иваном Калитой. К ним относится «Спас Ярое Око». Взгляд фанатичных, суровых глаз этого много пережившего и передумавшего мыслителя повсюду следует за пришедшим во храм. В XIV столетии была написана «Троица», переписанная в 1700 году Тихоном Филатьевым. Только расчищенная голова правого ангела позволяет мысленно представить всю красоту творения неведомого предшественника Андрея Рублева. К этой же группе икон относится изображение Петра и Павла, выполненное, может быть, двумя мастерами, из которых один — выходец из Византии, а другой — его ученик, уроженец Москвы. XIV веком датируют специалисты недавно расчищенный великолепный «Спас оплечный».

Хранятся в соборе и произведения, исполненные специально для него. Это иконы, приписываемые Дионисию «со товарищи»,— «Успение Богоматери», «О тебе радуется», а также «Петр митрополит с житием». Последнюю икону, так же как и переданную в Третьяковскую галерею «Алексей митрополит с житием», некоторые специалисты считают произведением самого Дионисия.

Фронтальное изображение Петра во весь рост окружают двадцать клейм, иллюстрирующих сцены из жизни первого митрополита, поселившегося в Москве. Среди них — поездка в Константинополь, переезд в Москву, закладка Успенского собора и другие. «В искусстве Дионисия, — как пишет М. В. Алпатов,— много одухотворенности, нравственного благородства, тонкости чувств, и это связывает его с лучшими традициями Рублева». Но вместе с тем «в нем есть тот элемент торжественности и пышности, который был неведом и чужд Рублеву и его современникам. .. Поскольку Дионисий много работал при дворе в Московском Кремле, он воспринял нечто и от того великолепия, от той представительности, которые утвердились в Москве, когда великий князь стал именоваться «государем всея Руси» 78.