Карта сайта

Музеи-соборы Кремля - 3 - Росписью и мозаикой украшались интерьеры ...

Росписью и мозаикой украшались интерьеры храмов и в Западной Европе. Но там цвет как бы подчеркивал конструктивность сооружения, настойчиво выделяя специфические особенности искусства архитектуры. В России же роспись заполняла абсолютно все, как бы размывая конструкции, порождая ощущение их перетекания из одной в другую. Эта особенность, это перетекание форм, определялась обязательными философскими концепциями о сущности православного храма.

Средневековая фреска предполагает, что ее будут рассматривать из самых различных уголков храма. Поэтому ансамбль в росписи образован по принципу соседства, а не единства. Отсюда и совмещение в композиции разновременных моментов живописного повествования. Все это есть результат средневекового мировоззрения, утверждавшего, что подлинной значимостью обладает не то, что видимо физически, а то, что постигается очами духовными. Ибо в церковной архитектуре Византии и Древней Руси пространство храма рассматривалось с позиций чисто религиозной философии, требовавшей соблюдения определенных законов автономии и иерархии при изображении святых. По этим законам каждая фигура занимала свое четко определенное место, будучи вместе с тем обязательно связанной с другими изображениями иерархическими отношениями.

Своды храма всегда символизировали небо, и потому в главном куполе помещали изображение Христа-творца и главы вселенной. На парусах и подпружных арках изображали апостолов, мифических учеников Христа. Стены расписывали сюжетами из Библии, жизни Христа, Богоматери или почитаемых святых и патронов храма. На западной стене изображали сцену Страшного суда. Все это, включая театрализованное действо богослужений, должно было утверждать в умах верующих философию существовавшего тогда мировоззрения.

Но именно эта сплошная, ковровая роспись интерьера как бы раздвигала внутренние границы храма и порождала у каждого прихожанина ощущение внутренней свободы.

Сейчас трудно установить, почему целых два года после освящения Успенский собор стоял не расписанный. Известно, что только в 1481 году ростовский архиепископ Вассиан Рыло дал сто рублей на роспись храма крупнейшему тогда живописцу Дионисию с его помощниками—Тимофеем, Ярцем и Коней.

Дионисий был виднейшим представителем московской живописной школы последней четверти XV — начала XVI века. В его творчестве нашли отражение лучшие художественные искания той эпохи. Образы икон и фресок кисти великого мастера несут черты нравственной чистоты, благородства, большой внутренней задушевности. Они как бы призваны воздействовать на все лучшее, что есть в человеческой душе. Не случайно письменные источники свидетельствуют, что Дионисий пользовался большой известностью и любовью в народе. Живопись этого художника необычно изысканна и, несмотря на свойственный ей мягкий лиризм, торжественна. Эти черты присущи всем художникам его круга и, в частности, его сыновьям Феодосию и Владимиру, которых Дионисий обучил живописи и вместе с которыми украсил замечательными фресками Ферапонтов монастырь и многие другие церкви. Естественно, что именно Дионисию была поручена роспись главного храма России — Успенского собора.

Каменная преграда высотой около 3,5 м отделяла восточную часть храма — алтарь. На высоте 2,5 м от пола Дионисий с помощниками написал на преграде поясные изображения двадцати трех «преподобных» — наиболее активных деятелей церкви первых веков ее существования. Расписаны были также стены и своды алтаря и приделов за преградой. Отдельные фрагменты этой первоначальной росписи дошли до наших дней 76.