Карта сайта

Оружейная палата - 33 - Русские мастерицы славились своим необычайным умением ...

Русские мастерицы славились своим необычайным умением создавать удивительные по художественному совершенству произведения. «В шитье они опытны и искусны так, что превосходят многих вышивальщиц жемчугом, и их работы вывозились в далекие страны», — писал шведский дворянин Петерей, посетивший Россию в конце XVI — начале XVII века. В XVII веке, например, в одной только царицыной Мастерской палате Кремля работало около ста мастериц-вышивальщиц. Жемчугом расшивались не только одежды и головные уборы, но рукавицы, как мужские, так и женские, сапожки и башмаки. Особенно обильно расходовался жемчуг для шитья церковных одежд. Так, в 1654 году из самой дорогой и красивой золотной итальянской ткани — петельчатого аксамита был «построен» саккос патриарху Никону. Для украшения его было израсходовано около шестнадцати килограммов жемчуга, множество драгоценных камней и золотых дробниц. Всего саккос весит двадцать четыре килограмма.

С жемчужным убранством саккоса Никона может, пожалуй, сравниться лишь шитье облачения московского митрополита Платона, исполненное в 1767 году. Особенно красив узор фелони митрополита, расшитой сеткой из перекрещивающихся ветвей с цветами в каждом ромбе.

Характерно, что наравне с восточной роскошью при московском дворе царила и бережливость. Часто парадные царские платья переделывались для нужд церковнослужителей, а со старых одежд спарывались украшения и перешивались на новые. Так, некоторые драгоценные камни, жемчуг и золотые дробницы для саккоса Никона были спороты с саккоса, сделанного в 1583 году по велению Ивана IV для митрополита Дионисия. Хотя старые саккосы продолжали бережно храниться в кладовых.

На одном из саккосов Дионисия вытканы изображения Христа, на другом — Богоматери и архангелов. Эти изображения, несущие в себе элементы поздневизантийского стиля, расположены среди чисто иранского растительного орнамента из цветов гвоздики и тюльпана на изогнутых стеблях.

Турецкие ткани конца XVI — начала XVII столетия отличаются крупными орнаментальными узорами и резкими контрастами цвета. Замечательны по красоте своей итальянские парчовые ткани, затканные тончайшей золотой и серебряной проволочкой — алтабасы и аксамиты. Из алого алтабаса с травным рисунком был создан саккос первого русского патриарха Иова. Парадные облачения митрополитов и патриархов дополняли шитые жемчугом, украшенные драгоценными камнями и золотыми дробницами пышные митры и нарядные поручи.

Только после Октябрьской революции музей стал обладателем интересного собрания художественного шитья. Большая часть шитья выполнена в царицыной Мастерской палате, а вернее, в «светлицах», относившихся к ней. Собранные отовсюду лучшие мастерицы золотыми, серебряными и шелковыми нитями расшивали одеяния церковнослужителей, декоративные украшения светского платья (например, бармы Федора Иоанновича, хранящиеся сейчас в музее), покровы на гробницы, «воздухи», шитые иконы и даже целые походные иконостасы (такой иконостас Федора Иоанновича находится сейчас в Государственном Русском музее). Не случайно И. Е. Забелин отмечал, что «светлица была, в своем роде, такою же художественной школой, какой. . . была Иконописная палата, которой светлица ни в чем не уступала, изображая те же иконы не красками, а шелками. . .» 67.

Произведения лицевого шитья представляют огромный художественный интерес. Некоторые из них связаны или с каким-либо историческим событием или с историческим лицом. Так, например, старейшую из хранящихся в музее шитых икон «Дмитрий Солунский» знаменил — готовил рисунок для швеи — в первой четверти XV века сподвижник Андрея Рублева08. Пелена «Богоматерь Смоленская», шитая в 60-е годы XV века первой женой Ивана III, связана, видимо, с основанием в Москве Новоспасского монастыря 69.