Карта сайта

Оружейная палата - 30 - Государственный музей

Государственный музей

12 марта (28 февраля) 1917 года власть династии Романовых в России была свергнута. Победила революция. Но еще по-прежнему в пустынных и темных залах Большого Кремлевского дворца и Оружейной палаты бесшумно скользили служители в ливреях и мундирах дворцового ведомства. Неделя проходила за неделей. Наступило лето. За массивными стенами шла политическая борьба, раздавались винтовочные выстрелы и пулеметные очереди, а в музее по-прежнему царила настороженная тишина. Но вот утром 17 сентября 1917 года в залах Оружейной палаты засуетились, забегали служители. Из Петрограда прибыл секретный ценный груз — шестьсот четырнадцать ящиков с сокровищами Эрмитажа. Двести двадцать семь были размещены в залах палаты, триста двадцать — в помещении Большого Кремлевского дворца, а шестьдесят семь — в Историческом музее. Эвакуация из Эрмитажа памятников мирового искусства была лишь деталью контрреволюционного заговора Керенского. По этому преступному плану город революции — Петроград должны были сдать немцам, а столицу перенести в Москву60. Сегодня всему миру известно, чем завершился этот заговор. Выстрел крейсера «Аврора» поздним вечером 7 ноября (25 октября) 1917 года возвестил о рождении нового государства, нового мира.

Московский Кремль был очищен от контрреволюционеров 15 ноября 1917 года, а уже 5 января 1918 года народный комиссар просвещения Советской республики подписал распоряжение: «Все находившиеся в пределах Московского Кремля сооружения, памятники искусства и старины, независимо от принадлежности их или нахождения в пользовании того или другого ведомства или учреждения, включая сюда церкви, соборы и монастыри, составляют собственность Республики»61.

12 марта 1918 года в Кремль переехало правительство Советского государства во главе с В. И. Лениным. Москва вновь стала столицей. С первого же дня своего приезда в Москву В. И. Ленин проявляет большой интерес к памятникам Кремля. «Гуляя по Кремлю, — вспоминает И. А. Вайман, — Ильич иной раз заходил и во внутренние здания, где хранились памятные реликвии и ценности, создававшиеся веками. Заходя в Оружейную палату, Ленин часто проверял, как расставлены посты охраны, надежна ли она и так далее» 62.

Сохранилось датированное 17 апреля 1918 года распоряжение по Кремлю — принять на довольствие сто двадцать восемь человек охраны дворцов-музеев и собрания художественно-исторических ценностей 63. Правительство принимало все меры, чтобы сохранить и сделать достоянием народа уникальные памятники русского искусства. Уже в июле под председательством Г. П. Гусева начала работать комиссия Государственного контроля по проверке ценностей Московского Кремля. А в сентябре 1918 года из ризницы бывшего Чудова монастыря начали поступать в Оружейную палату памятники древнерусского искусства, имеющие художественное и историческое значение. Немалый интерес представляли облачения митрополита Алексея — крупнейшего церковного и политического деятеля середины XIV века. Именно Алексей был фактическим правителем Московского государства при малолетнем князе Дмитрии Ивановиче, прозванном впоследствии Донским. Судя по летописям, князь был «книгам не научен», а глава русской церкви завершал свое образование в столице Византии. Богослужебные облачения второго московского митрополита представляют собой великолепные памятники русского декоративного шитья жемчугом и золотыми нитями. Необычайно интересны многочисленные дробницы — пластины различной формы из позолоченного серебра, украшенные русской перегородчатой эмалью XII—XIII веков. На дробницах среди многочисленных изображений христианских святых встречается и древний языческий символ — древо жизни с двумя стоящими по сторонам птицами.

Поступления из закрывшегося Чудова монастыря были только началом большой программы по сохранению национальных художественных ценностей, веками собиравшихся в церквах и монастырях России и в первую очередь в главнейших соборах страны— в кремлевских. Осенью 1918 года все архитектурные памятники и музеи Кремля были переданы в ведение Отдела по делам музеев при Народном комиссариате просвещения. А через несколько недель после передачи, 22 ноября 1918 года, комиссариат создал специальную комиссию по приему церковного имущества. В нее вошли И. Э. Грабарь, директор Оружейной палаты В. К. Трутовский, крупнейшие историки и искусствоведы М. С. Сергеев, Н. Н. Померанцев, Ф. Я. Мишуков и другие.