Карта сайта

Оружейная палата - 29 - Еще в 1792 году московский купец ...

Еще в 1792 году московский купец Коробанов создал в собственном доме на Петровке частный «Русский музей отечественных древностей». В 1849 году тогда еще двадцатилетний историк и искусствовед Г. Д. Филимонов издал подробное, великолепно иллюстрированное описание этого собрания. После смерти Коробанова в июне 1851 года все произведения древнерусского искусства XV—XVII веков, общим числом свыше ста пятидесяти, поступили в Оружейную палату. И среди них кубок Ивана III, проданный в 1807 году Валуевым как ветхий и неинтересный. Для приема и описания поступившей коллекции дирекция Палаты пригласила историка И. Е. Забелина.

Собрание славянских древностей М. П. Погодина было куплено правительством в 1852 году за сто пятьдесят тысяч рублей серебром. Все древние рукописи числом около тысячи были отправлены в Петербург, а произведения древней живописи и прикладного искусства переданы в Оружейную палату. По сохранившейся описи 55 в Москве осталось тысяча девятьсот сорок две вещи, большую часть которых отдали в Патриаршую ризницу.

В 1867 году с сокровищами Оружейной палаты впервые ознакомилась Западная Европа. Первого апреля в Париже открылась четвертая Всемирная промышленная выставка. В специальном разделе «Музей труда» были широко представлены произведения древнерусского и народного искусства. К сожалению, о них умалчивают и каталог русского отдела и иллюстрированное описание выставки. Только корреспондент «Московских ведомостей» посвятил им одну из своих заметок: «Об археологической части русской выставки очень мало говорили в России, но она, как кажется, увенчается блистательным и вполне заслуженным успехом. Она. . . составлена преимущественно из предметов, выставленных В. И. Бутковским, директором Строгановского училища рисования и московского промышленного и художественного музея, Г. Д. Филимоновым, хранителем Московской Оружейной палаты. Знакомство с русскою древностью произвело в Париже сильное впечатление. Порадуемся же, что чем более материальные продукты русского гения становятся известны за границей, тем более приобретает известность русская народность...»56.

За шесть месяцев работы выставку посетило около девяти миллионов человек. Французские и английские музеи заказывали для себя копии памятников русской старины. Парижские ювелиры перерисовывали изделия древнерусских златокузнецов. Крупнейший издатель Морель предложил выпустить альбом. Русская старина, русская археология стали предметом всеобщего пристального внимания. И, видимо, не случайно, что в 1869 году в России собрался первый съезд отечественных археологов, а в начале 1870-х годов Н. П. Кондаков создает школу национального иконографического искусствоведения.

Свою, и немалую, лепту в становление отечественного искусствоведения внес Г. Д. Филимонов. Двадцати восьми лет он пришел в Оружейную палату на должность заведующего архивом и проработал здесь вплоть до 1898 года, до дня своей смерти, когда ему исполнилось семьдесят лет. Став помощником директора Оружейной палаты, Г. Д. Филимонов всячески стремился превратить музей в серьезный научный центр. Для работы в Палате он периодически приглашал крупнейших русских историков— с. М. Соловьева, И. Е. Забелина, А. Е. Викторова. Заботами Л. П. Яковлева и Г. Д. Филимонова было начато составление первой научной описи коллекции музея 57, описи, где впервые вводятся в научный обиход ранее неизвестные имена русских мастеров и художников. Изданные в 1884—1893 годах, эти описи представляли новое, передовое слово в мировом искусствоведении. Они и сегодня не утратили своего научного значения.

Пришедшие в музей в начале нашего столетия историки и искусствоведы В. К. Трутовский и Ю. В. Арсеньев продолжали добрые традиции Г. Д. Филимонова. В эти десятилетия в Оружейной палате царила атмосфера научного учреждения. Но свою основную роль — просветительскую — музей не мог исполнить в полную силу. Для простого народа он по-прежнему оставался закрытым учреждением. В «Правилах для управления Московскою Оружейною палатою»58, высочайше утвержденных 23 декабря 1883 года, особо подчеркивается, кто имеет право на посещение музея. Так, параграф 62 «Правил» гласит: «Назначаемые во время открытия Оружейной палаты при главном входе служители наблюдают: благопристойно ли посетители одеты. . .» А десятью параграфами дальше снова говорится: «1, Общий впуск... три раза в неделю, начинается с 10 часов утра и прекращается в 2 пополудни. 2. В прочие дни могут обозревать Палату случайные посетители, иностранцы, путешественники, ученые для их изысканий и художники для срисовывания вещей. 3. Посетители должны быть в приличной их званию одежде». И не случайно даже в путеводителе по Москве, вышедшем в самом начале 1917 года, написано: «Оружейная палата, в отличие от всяких других музеев, является, в сущности говоря, фамильным музеем династии Романовых» 59.

Сюда, в хранилище царских родовых реликвий и сокровищ, 23 июля 1914 года, за неделю до начала первой мировой войны, были отправлены из Зимнего дворца для бережного хранения восемь сундуков, вместивших две тысячи семьсот восемьдесят три предмета из Галереи драгоценностей, и отдельный баул, куда был уложен золотой туалет Анны Иоанновны.