Карта сайта

Оружейная палата - 24 - Рождение музея

Рождение музея

В декабре 1709 года, вскоре после победы под Полтавой, Петр I указал все захваченное в битве оружие, знамена и другие трофеи передать в Оружейную палату для бережного хранения. Тем самым как бы подчеркивался музейный характер бывших царских хранилищ. В 1711 году последовал новый указ: отправить из кремлевских мастерских в новую столицу на Неве «мастеровых людей разных художеств». В результате к 1716 году в Оружейной палате осталось только семь работников зб.

«Перенесение столицы в Петербург, — как пишет исследователь Т. Г. Гольдберг, — и связанный с этим событием отъезд двора и его окружения повлекли резкое падение заказов на изделия из драгоценных металлов в Москве. . .» 37.

Понимая, что для развития науки, для обогащения культурной жизни страны необходимы собрания «естественных» предметов, «редкостей и древностей», Петр I в феврале 1718 года издает указ о собирании по всей стране диковинок животного мира, старых надписей: «Старое и ныне необыкновенное ружье, посуду и прочее все, что зело старо и необыкновенно. . .» В этом же году летом состоялась в Петербурге закладка первого настоящего музея— Кунсткамеры. В следующем, 1719 году Петр, во исполнение собственного указа, приобретает в Италии античную скульптуру, получившую впоследствии название Венеры Таврической. Еще через год в Петербурге «ради общенародной во всяких художествах пользы. . . зачата была небольшая академия ради правильного обучения рисования... и прочих художеств»38. В том же 1720 году Петр I повелевает князю Одоевскому проверить кремлевские хранилища и, «взяв прежние описи и описные книги, осмотреть и описать все ли оное в целости. А осмотря и описав все, поставить в доброе охранение. . .» 39.

В 1727 году из Петербурга в бывшую столицу поступает новое повеление — в целях упорядочения содержания, охраны и присмотра Казенную палату, Оружейную палату и Мастерскую объединить в единую Мастерскую и Оружейную палату и передать оную в ведение Сената. И хотя еще десятилетия спустя в официальных документах хранилища перечислялись порой по отдельности, но юридическое объединение коллекций было значительным шагом вперед к созданию музея.

Переезд Петра II в Москву и первые годы царствования Анны Иоанновны, также проходившие в старой столице, нарушили тишину и покой кремлевских хранилищ. Дворцовые кладовые вновь стали использоваться для обслуживания царского дворца и лишь в очень малой степени были «музейным» хранилищем особо ценимых вещей и редкостей. Лишь обосновавшись навсегда в Петербурге, Анна Иоанновна вспомнила о музейном назначении Мастерской и Оружейной палаты. В 1736 году она повелела «имеющиеся в Москве казенные чаши, богатые конские уборы отдать с надлежащей описью в сохранение в Оружейную палату».

29 мая 1737 года в одиннадцатом часу утра загорелся дом в Москве неподалеку от Каменного моста, а через несколько часов над всем городом бушевал сильнейший пожар. В Кремле сгорели Конюшенный двор, Цейхгауз, Синодальный двор, Житный двор. Пострадали и многие другие строения, в том числе третий этаж и без того ветхой Оружейной палаты, где сгорело много трофеев Полтавской битвы. Условия хранения памятников старины и художественных ценностей резко ухудшились. Пятого мая 1754 года тайный советник князь Щербатов сообщил Правительствующему Сенату: «Короны, скипетры, диадимы и прочия вещи, за неимением свободных казенных палат, поставлены в имеющуюся с золотою и серебряную посудою Казенную палату, что подле Благовещенского собора; и из тех регалий знатныя и главные, по самой нужде, вмещены в шкафы, а прочие вещи положены, за недо-статочеством в шкафах места, уже на полу. А ныне усмотрено, что те вещи, от неимения им к хранению удобных мест, сыреют, иныя и порасклеились, понеже от имеющихся под тою Палатою весьма сырых палат, происходит как от полу, так и стен немалая сырость. И затем к содержанию оных. . . вещей та Палата весьма не способна» 40.

В ответ на это донесение последовал указ Сената выделить для хранения ценностей четыре комнаты в помещении дворца, ближайшие к Благовещенскому собору. В этих комнатах надлежало под наблюдением архитектора Ухтомского отремонтировать печи, оббить двери железом и навесить на окна железные ставни. К декабрю 1754 года перестройка нового помещения была закончена, но еще раньше сенатор граф П. И. Шувалов поручил первому директору Московского университета А. Аргамакову «сочинить пункты, каким образом впредь наилучшее содержание и управление быть могло, что касается Мастерской и Оружейной палаты». Видимо, положение с хранением фамильных драгоценностей и реликвий обеспокоило императрицу Елизавету Петровну во время ее пребывания в Москве в июле 1754 года.